?

Log in

No account? Create an account

Анатолий Глазунов (Блокадник). Жидовский Телеящик.. Сборник (продолжение).

«Автор-исполнитель русского шансона»
Михаил  Гулько – жидовин



- Кто по национальности ваши  родители?
Гулько:  «Ну, кто-то утверждал, что мать у него - русская, а отец - юрист, а у меня иначе: мама - певица и пианистка, папа - главный бухгалтер и ревизор».






Родился в Харькове  в 1931.  В десятках биографических справках в интернете  сказано, что его отец был бухгалтером книготорга, а мать — актрисой, пианисткой и певицей.   О   его национальности  - ни слова.  Сам он  ясно,  четко, откровенно  нигде не высказался, ни в интервью, ни в  своей книге  на эту тему.  Предпочел высказываться в духе  Жириновского.  Жириновский долго скрывал о русского народа, что  он жидовин по национальности.  Говорил, что русский. Скрывал национальность отца.  Потом на вопрос о национальности отвечал: «мать – русская, отец – юрист». 

Но потом   жидовские исследователи его биографии  слетали в Казахстан, в Алма-Ату, где родился Жириновский , проникли в архивы и точно установили, что  настоящая фамилия Жириновского по отцу – Эйдельштейн. Так было записано в свидетельстве о рождении.  Отец его – жидовин  — Вольф Исаакович Эйдельштейн (1907—1983).    Дед Жириновского — Исаак (Айзик) Эйдельштейн.   Дядя — Аарон Исаакович Эйдельштейн. Двоюродный брат Ицхак Эйдельштейн.   Полное имя Жириновского – Эйдельштейн Владимир Вольфович.

Вот и певец  Гулько  сначала молчал, потом повёл себя, как  жидовин Жириновский.  На прямой вопрос жидовина Дмитрия Гордона  (В гостях к Гордона 21 мая 2013) ответил,   как  жид Жирик.


- Кем ваши родители были?
- Ну, кто-то утверждал, что мать у него - русская, а отец - юрист, а у меня иначе: мама - певица и пианистка, папа - главный бухгалтер и ревизор, в книжной организации, которая КОГИз называлась, служил. Дедушка был купцом второй гильдии, шил форму для царской армии, у него были фабрики и собственные дома, в том числе на улице Клочковской, где мы имели потом коммунальную квартиру со всеми удобствами во дворе... Детей он учил в Берлине, и папа все время говорил по-немецки - оттуда я несколько слов помню. В 1914-м, когда  Первая империалистическая война началась, дед решил перевезти детей в Россию, а старший папин брат к тому времени достиг призывного возраста, и не¬мецкое правительство его не отпустило. Так семья разорвалась, и мы постоянно ждали проблем, во всяком случае, такие детали, как знание иностранного языка, пребывание за рубежом и есть ли у него там родственники, отец всегда опускал...
- Кошмар!
- Да, мы, как почти все тогда, жили в ожидании стука в дверь. (Стучит по столу).
- Между двумя и пятью утра...
- Так точно.

http://www.gordon.com.ua/tv/m-gulko/

Да и внешне  Миша Гулько похож на жида,  да и дружил  и работал всегда с жидами. И ещё  доказательство. Он любил исполнять жидовские песни (по его терминологии – еврейские). Одна из самых любимых – «Еврейское местечко». Советую послушать,  в интернете легко найти.

Текст песни:

Еврейское местечко с синагогой
И с ворохом гешефтов и забот

Рожденный под звездой его убогой
Я в нем не жил, оно во мне живет

Местечко, местечко, над крышей дым в колечко
Упала на крылечко, субботняя звезда
А в доме нет лада, и ехать все же надо
Ой, кто бы подсказал бы, откуда и куда

Местечко поднималось из пожара
Горевшее как наши семь свечей
Мы дали миру много комиссаров
Но слава Богу больше скрипачей


Местечко, местечко, над крышей дым в колечко
Упала на крылечко, субботняя звезда
А в доме нет лада, и ехать все же надо
Ой, кто бы подсказал бы, откуда и куда

Красавицы у нас, что это чудо
И потому детишек полон дом
И от куриной шейки до талмуда
Мы ничего на веру не берем

Местечко, местечко, над крышей дым в колечко
Упала на крылечко, субботняя звезда
А в доме нет лада, и ехать все же надо
Ой, кто бы подсказал бы, откуда и куда.
http://kimlteng.ru/listen/mihail-gulko_evrejskoe-mestechko.html

Он часто пел  популярную  жидовскую песню  Хава Нагила.  Он  пел песни,   посвященные  жидовину Михаилу Кругу. Какой  развитый русский будет исполнять жидовские песни, да еще в период дискриминации русского народа.

===============

До войны Миша  жил в Харькове. Когда началась война, ему было 10 лет.  Семья благополучно сбежала от немцев.

- Вы начало войны помните?
- Ну как - нас с мамой поместили в вагоны - то ли столыпинские, то ли пульмановские - и в Челябинск отправили. Немцы с Холодной Горы подходили (один из районов Харькова), ) город уже бомбили, а учитывая, что я тогда маленьким был, этот ужас врезался в память. Потом я разрушенные дома видел - правда, в другом районе, а еще чётко помню эвакуацию, эшелоны, как приехали мы на Урал, а о том, как немцы в Харьков вошли и что там делали, позже читал и, конечно, сквозь призму своего восприятия преломил.

- Как бы там ни было, война, думаю, не только через вашу биографию, но и через сердце прошла и душу - поэтому вы и записали прекрасные военные песни...
- Моя мама играла на фортепиано и пела и «Темную ночь», и «Синий платочек», а я, маленький, слушал и видел, как она плачет, - ну разве можно это забыть? - и потом, если честно, ничего красивее никто ещё не сочинил.
После войны вернулись  в Харьков.  Учился  музыке, пел на вечерах художественной самодеятельности под мамин аккомпанемент, позже — начал играть на аккордеоне и часто выступал на танцах и школьных вечерах с музыкальным сопровождением.

После школы окончил горный факультет Московского политехнического института. После окончания ВУЗа работал горным инженером в проектном институте и на шахтах Донбасса. Пел в Харькове в ресторанах.  «Я продолжал инженером работать, но вдруг из Петропавловска-Камчатского раздался звонок, от моего друга. До этого уже были аналогичные звонки из порта Ванино, из Магадана, Хибин, Мурманска - харьковские музыканты, такие способные, ока¬за¬лись повсюду».   Перебрался  в Петропавловск.  12 лет проработал  в угольной промышленности инженером, потом старшим инженером.

Вечерами и выходные играл и пел  с гармошкой и аккордеоном в  портовых кабаках.  Приходили разные суда: пассажирские, военные, торговые, танкеры…   « Но в основном, конечно, это были всевозможные рыболовецкие корабли: маленькие траулеры, сейнеры, БМРТ (большие морозильные траулеры); суда китобойной флотилии, на которых работало по несколько сотен человек; краб-заводы, где свежевыловленного краба тут же закатывали в банки с надписью латиницей «CHATKA» и потом продавали на Запад за валюту…».  Моряки и  рыбаки - народ  богатый, платили крупные чаевые, давали красную и чёрную икру. На Камчатке окончил музыкальное училище. На Камчатке  стал  работать  руководителем вокально-инструментального ансамбля.  Скоро стал  одним из первых в жанре современного городского романса.

- Что же вы пели?
- Все, что исполняли тогда Хиль, Магомаев, Кобзон, плюс морские вещи. Никакой блатоты не было, самая «тюремная» песня, которую просили меня спеть, - это «Ты жива еще, моя старушка?» на стихи Есенина.

- Ну а заказывали тогда больше всего что?
- Песни про море, потому что моряки постоянно гибли - уходили на полгода в рейс и могли не вернуться, так что, когда морская тематика звучала - гордый «Варяг» и тому подобное, - все вставали. Высоцкий шел на ура, Галич, еще «Жену моряка» просили, «Раскинулось море широко»...
 Моряки состоятельными были? На чаевые не скупились?
 Ну, если честно, в Москву я 100 тысяч рублей привёз.
 Я ведь, с Камчатки вернувшись, сразу в крупнейших московских ресторанах и в «Интуристе» работать стал, потому что имел допуски, а потом от Москвы ездил петь и играть в Сочи и Ялту - уже как интуристовский музыкант.

- Так вы в хороших ресторанах играли!
- То, что я делал, как мне объяснили, мало кто мог: я играл, пел, вел концерт, что-то сочинял и рассказывал - да за это ведущие больше артистов, оказывается, получают. К тому же десятки песен исполнял наизусть, живьем, на следующий день - другие, то есть все, что зака¬жут.
http://www.gordon.com.ua/tv/m-gulko/

Вперёд Миша Гулько  русский народ, как и другие певцы того времени,  не двигал, но развлекал. И ни одной песни на тему о том, что приближается  КАТАСТРОФА Русского народа. И ни одной песни о том,  что приближается Второй Большой Прыжок жидов во власть. Таков был  духовный уровень тогдашних певцов.


«Эмигрировал я по чисто семейным  обстоятельствам»

На Камчатке проработал 4 года. Потом перебрался в Харьков. Харьков – хороший город, но Москва лучше.  « Но сразу в столицу не попал, сперва отработал несколько месяцев в Сочи». Потом  перебрался всё же   в Москву.

- В Советском Союзе, как я понимаю, вы были прекрасно устроены и обеспечены: привозили домой такие деньжищи, Камчатку могли менять на Москву... У вас уважение было, вы были в полном порядке, в шоколаде...
- Ну, деньги я сплавил быстро - любил красивую жизнь...

- ...но все же, как шутят ваши коллеги, были «в полном Кобзоне», и тем не менее вас эмигрировать потянуло - почему?
- Долгая история... С первой супругой, матерью моей дочери, я был разведен, бывшая жена вышла замуж, я во второй раз женился, уже в Москве. Приезжал в Харьков, звал дочку, Лену, к себе в столицу, но там уже влияние другой семьи моей  ex-wife было, и вдруг в 79-м году первая жена с дочкой за бугром оказались. Сначала попали в Вену, потом пожили в Риме, после чего в Нью-Йорк переехали, и Лена постоянно звонила и спрашивала: «Папа, где ты? - я очень соскучилась». Передать это чувство словами невозможно, и, думаю, нашим читателям, у которых есть дети, да и вам тоже, оно знакомо. Без своего ребенка, вот этой кровинки, единственного, что у меня было, я почувствовал внутри какую-то пустоту и необходимость быть рядом, так что эмигрировал по чисто семейным обстоятельствам.

-  Иначе не уехали бы?
- Да даже в голову такое не приходило, хотя очень серьезных людей, которых вынудили это сделать и которые, хлопнув дверью, выразили таким образом свой протест, потому что их гнобили, они были в отказе, я понимаю. У каждого, в конце кон¬цов, есть право уехать и жить там, где он желает, - по международным соглашениям, но я не знаю, что толкнуло бы меня на отъезд, если бы не дочь. Жил все-таки в центре Москвы...
Находился в центре внимания... Постоянно работал, с интересными личностями общался, и тут как отрезало - за одну секунду принял решение подать документы.

- В каком это было году?
- В 80-м, летом. Сначала в Вене мне предложили в Израиль лететь - в связи с тем, что у меня израильская виза, выданная через голландское посольство, была, а раз дочь в Нью-Йорке, пригласили и американцы: Толстовский фонд, «Каритас» - крупная католическая организация - и «Хиас» - еврейское общество, которое обеспечивало приезд, давало в долг деньги, и благодаря им можно было на первых порах продержаться. Это очень здорово, между прочим, потому что человек без языка (я же не английский учил, а немецкий) и, считай, без профессии - кому он нужен?

- В Америке ничего вас не раздражало?
- Нет, и даже ностальгии не было. Я знал: еду в никуда - спасибо, что дали на дорогу, на квартиру, медицинскую карточку выдали и предоставили возможность язык выучить! Я мог на пособии оставаться, пока не найду работу, и мне стали подыскивать место - по инженерной специальности, но пошел работать в кабак в Квинсе. Как сейчас помню, назывался он «Танго», и там меня взяли сфотографировали и поместили в газету - с аккордеоном и подписью: «One Man Show!» (мол, человек-оркестр Миша Гулько).


Итак, в  1980 году уехал в США, в Нью-Йорке продолжал работать музыкантом и певцом.  С  1993 года гастролировал в России.
Его первый альбом «Синее небо России», в который вошли популярные песни «Поручик Голицын», «Белая береза», «Эшелон», «Колыма», вышел в 1981 году. Затем, в 1984, был второй альбом — «Сожженные мосты» (песни «Господа офицеры», «Прощание с Родиной», «Окурочек»,  «Березы на зоне»). В 1985 году, к 40-летию Победы  над немцами  выпустил диск «Песни военных лет», а в 1996 — диск «Заграница», несколько песен которого были написаны в соавторстве с  жидовином Михаилом Таничем.

В 1999 году его песни выходят в серии «Легенды русского шансона», а в 2002 году — в серии Grand Collection. В 2006 году на Украине вышел DVD-диск с фильмом-концертом Михаила Гулько «Судьба эмигранта». В 2009 году в издательстве «Деком», в серии «Русские шансонье» вышла автобиография Михаила Гулько «Судьба эмигранта» (автор-составитель М. Кравчинский)   Каждый год Михаил Гулько приезжает в Россию с концертами. Почти каждый год выходят  альбомы с его песнями.

И ни одной песни, как и у других певунов,  о  КАТАСТРОФЕ русского народа, страны,  о Втором Большом Прыжке жидов во власть.  Спел бы песенку-призыв: «Эй, евреи, собирайтесь! Чемодан-вокзал – Израиль!»  Или "А ведь русским без нас будет очень хорошо!"...


Сборник «Жидовский Телеящик» в более полном объеме и Основы Русского Космизма читать здесь:

http://www.pravda-pravo.ru/forum/index.php?board=25.0

http://forum.17marta.ru/index.php?board=81.0 (здесь небольшая цензцура)

http://17m.forum24.ru/ (временно не попасть)

«Вставайте, люди русские!»





Comments

Дело в страхе перед жидом

September 2019

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     
Powered by LiveJournal.com