a_glazunov

Categories:

Сочинитель песен для русских Михаил Танич - жидовин

(По Телеящику жиды и жидовствуюшие  18 июля более  2 часов   - о Таничеве. Из  сборника  Глазунова_(Блокадника) и др.  «Жидовский  Телеящик)

Родился Михаил Исаевич Танич в 1923 в Таганроге. По национальности – жидовин. Жидовские корни у деда по отцу, у деда по матери… Значит, жидовин по отцу и матери. Настоящая фамилия - Танхилевич.
 

Мать из семьи выкрестов. Отец Михаила Танича — жидовин Исай (Исаак) Самойлович Танхилевич. Он — был в Красной Армии, которой командовал жид Троцкий (Бронштейн) во время гражданской войны. В 19 лет стал заместителем начальника мариупольской ЧК. Потом окончил Петроградский институт коммунального хозяйства и стал работать начальником управления коммунального хозяйства Таганрога. Расстрелян по обвинению в хищении социалистической собственности в особо крупном размере (6 октября 1938). Мать тоже была арестована, и четырнадцатилетний Миша Танхилевич поселился у другого деда-жида, отца матери — бывшего главного бухгалтера металлургических заводов Мариуполя Бориса Трескунова, проживавшего в Ростове-на-Дону (Википедия).
 

Сам Танхилевич, конечно, когда стал сочинять песни, не афишировал свои жидовские корни, даже скрывал свою настоящую фамилию, прикрывался новой фамилией - Танич. Но незадолго до смерти была опубликована его книга воспоминаний («Играла музыка в саду», М., «Вагриус», 2000), в которой он рассказал немного о своих предках-жидах:
 

«Дед по отцу был набожным евреем-ортодоксом, по молодости то ли учитель, то ли раввин, не знаю, а может быть, даже и писатель, но я застал его, человека девятнадцатого века, уже на излете его старости. Он постоянно молился, развесив до полу свои молитвенные причиндалы, и смущал мое пионерское сознание гравюрами работы некоего Гюстава Доре из роскошного издания Ветхого Завета».
«Даже семейная легенда о том, что дедушка близко знал самого Шолом Алейхема и что будто бы именно у него во время погромов в Одессе сгорела доверенная на хранение библиотека уехавшего в Штаты писателя, даже эта красивая легенда не могла поднять в моих глазах авторитет человека, который верит в Бога, прости, Господи, меня нынешнего!»
http://russianshanson.info/?art=276&attr=5&id=1002
 

«Совсем другое - отец! Наверное, он тоже был евреем, но главное - был футболистом, не верил ни в какого Бога, гонялся на тачанках с пулеметами за батькой Махно по мелитопольской степи и когда влюбился в мою мать, уже замещал в свои девятнадцать лет начальника мариупольской ЧК!
А влюбился он в мою мать, вчерашнюю гимназистку, когда она принесла передачу арестованному неизвестно за что другому моему деду, Траскунову (за какие-то чужие прокламации, оставленные в его буржуазном доме черт-те кем - опять же семейное предание!). Надо ли говорить, что во имя революционной целесообразности Траскунов Борис, 1868 года рождения, главный бухгалтер Мариупольских металлургических заводов, был освобожден из-под ареста. Что, видимо, давало основание рассчитывать на ответные шаги семьи этого недобитого буржуа.
Но здесь, однако, запахло настоящей классовой борьбой! Дедушка Траскунов распорядился не пускать под свой балкон этого юного красавца, чекиста итальянской внешности, с гитарой. Нет, дедушка ничего не имел против евреев (сам - из выкрестов), но он не желал брататься с чекистами!
 

И мой влюбленный молодой папа, выпускник Одесского реального училища, сдал ЧК! Вы отдаете мне дочку, а я подаю заявление в Ленинградский институт коммунального хозяйства, лады? Так через два года в результате большого компромисса между принципиальным бухгалтером Траскуновым и грозной мариупольской ЧК я появился на свет».
 

А в 1938 начальник управления коммунального хозяйства Таганрога жидовин Танхилевич был обвинен в хищении социалистической собственности в особо крупном размере и расстрелян. Была арестована и его жена, мать Миши Танхилевича.
Миша Танхилевич стал жить в Ростове-наДону у своего второго деда, тоже жида, бывшего главного бухгалтера металлургических заводов Мариуполя Бориса Траскунова.
 

Аттестат о среднем образовании Миша Танхилевич получил 22 июня 1941 года. Когда началась война, Миша Танхилевич был призван в Красную Армию. Но не воевал в окопах, а учился в Тбилисском артиллерийском училище. Он писал: «Жизнь в Тбилиси была райской. Далеко от войны. Инжир, вино, по керосиновой карточке на 1-й талончик можно получить 400 граммов отличной халвы, а если подчистить и 4-й, очень похожий талон, то и все 800. Наловчимся! До сих пор не встречаю такой вкусной халвы. А чего стоили пончики с заварным кремом в кафе на Плехановской!»
 

Член ВЛКСМ с 1942 года. Только с июня 1944 года - в действующей армии. Старший сержант, с августа 1944 — командир орудия в составе 168-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка. Прошёл путь от Беларуси до Эльбы. Много ли уничтожил немецких танков, дотов и дзотов – в своей книжке не сообщил.
 

Танич: «Мы выиграли эту войну, стиснув зубы, и я, солдат Великой Отечественной, возвратился из Германии в свой уже другой город Ростов, с чемоданчиком (а в нем - документы, пара отомщенных немецких брюк и пиджаков и футбольная амуниция, да еще на подарки стопка атласных голубых женских бюстгальтеров, просто задаром продававшихся в Военторге) и вещмешком с пятью килограммами сахару, полагавшегося солдату как премия за победу».
 

После окончания войны он поступил в Ростовский инженерно-строительный институт, но окончить не успел. В 1947 году был арестован по доносу стукача по статье 58-10 УК РСФСР (антисоветская агитация). В дружеской компании студент Танхилевич сказал, что немецкие радиоприемники "Телефункен" и автострады лучше советских, и за это получил 6 лет с «прицепом». «Прицеп» это три года поражения в правах и паспортная статья минус 39 (запрет жить в 39 крупных городах согласно списку, известному только в органах). Но на лесоповале весь срок не корячился. Он писал: «Тюрьмы, пересылка, этапы, вологодский конвой, лагеря. А в лагерях всё перепробовал: лес валил, грузчиком два года на северном завозе был? Был. Рельсы из ледяной воды под сто граммов спирта тягал? Ещё как. Доходил от голода и фурункулеза. Работал, не умея на счетах считать, бухгалтером. А потом принял связку ключей в крови - убили восемнадцатью ударами заточкой прежнего завстоловой. Смелости хватило! Недолго покашеварил и стал экспедитором технического снабжения - из города Соликамска (Пермский край) возил всё, что тайга требовала: запчасти, стройматериалы, горючее…»
 

После освобождения, поскольку Советская власть ограничила его в правах, в Москве, куда хотел переселиться и где жили родственники, ему жить не разрешено. Стал жить на Сахалине, работал мастером в «Строймехмонтаже». «Но какой жидовин не хочет стать русским писателем или поэтом, учить русских жить?» Стал пописывать в коммунистические газеты (писал, что велят) и сочинять песни для русских. Развелся со своей первой женой, нашел себе восемнадцатилетнюю Лидию Козлову. В 1956 Танич получает реабилитацию. Супруги отправляются в Москву, где Михаил Исаевич Танич стал работать на радио и в прессе. Немного замаскировался, не хотел, чтобы читатели и слушатели его песен знали, что он жид, потому печатал свои сочинения под фамилией Танич. Стихи публиковались в московских "Юности", "Знамени", "Смене" и "Литературной газете.
 

Потом, на его счастье, ему встретился нужный жид – композитор-песенник Ян Френкель «Не знаю, как сложилась бы моя судьба без нашей встречи в коридоре "Московского комсомольца". Я обязан ему такими вечнозелеными нашими песнями как "Любовь - кольцо", "Что тебе сказать про Сахалин?", "Обломал немало веток", "Как тебе служится?", "Вот так и живем..." и другими». Жид Френкель сильно подтолкнул его на путь сочинять песни для гоев. Началась творческая дружба. И здесь в области сочинения песен для гоев уже много жидов поработало и работало. «Когда я случайно пришел в Песню, в ней был расцвет! Уже отзвучали замечательные песни на стихи (жида) Михаила Исаковского, их нельзя было не взять для себя за образец: от народа шел, от частушки, запомним! Хороши были и песни Алексея Фатьянова, и (жида) Михаила Матусовского. И знаменитый "Сережка с Малой Бронной и Витька с Моховой " (слова жида Евгения Винокура). «Зацепиться было за что. Но основная песенная продукция была недоброкачественной - пафосной и конъюнктурной. Бесконечные песни о партии, комсомоле и Родине, а чуть раньше - вообще о Сталине, чаще всего холодные, продиктованные проходимостью, бронебойностью темы». (Не упомянул, что авторы этих многих «недоброкачественных» песен – тоже жиды).
 

«Конечно, уже начинался милый моему сердцу Булат (Булат Окужава, полугрузин-полуармянин), и не помню, может быть, были, но я их еще не знал, Высоцкий (жид по отцу) с (жидом) Галичем. С Сашей Галичем впоследствии мы были коротко знакомы, и он не раз радовал мой дом своим присутствием и несравненным поэтическим даром.
Но - это все песенная поэзия иного рода. Однажды среди гостей в моем доме, когда мы принимали Галича, был и хороший, даже скажу замечательный поэт (жид) Александр Межиров, не так давно рекомендовавший меня в Союз писателей, что и
было осуществлено».
 

Первый сборник стихов сумел издать в 1959 году. В начале 1960-х стала очень популярной среди миллионов советских людей его песня, написанная в соавторстве с композитором жидом Яном Френкелем — «Текстильный городок». Песню исполняли Раиса Неменова (национальность не выяснена) и жидовинка Майя Кристалинская. Позднее Танич нашёл и других соавторов-композиторов. Это большой жидолюб Никита Богословский, жидовин Аркадий (Авраам) Островский, жидовин Оскар Фельцман, жидовин Эдуард Колмановский, жидовин Владимир Шаинский. Совместно с (жидовином) Юрием Саульским жидовин Танич написал шлягер «Чёрный кот»… Вместе с нацменом Левоном Мерабовым Танич написал песню «Робот», с которой дебютировала на радио совсем ещё юная Алла Пугачёва (жидовинка по отцу)...
 

В середине 1980-х Танич стал сочинять стихи для популярных тогда композиторов, Давида Тухманова (полу-армянин) и латыша Раймонда Паулса. Потом сотрудничал с попс-певицей Алёной Апиной, которую поэт считал «своей певицей», как и (жидовинку) Ларису Долину. Сотрудничал с композитором Русланом Горобцом, (жидовином) Аркадием Укупником, Вячеславом Малежиком, продолжал сотрудничество с (полькой) Эдитой Пьехой. Организовал группу «Лесоповал», лидером которой был композитор и певец Сергей Коржуков, боготворивший, увы, жидовина Танича. Песни Коржукова на стихи Танича крутили по ТВ, на радио, в свет вышли три диска-гиганта… Но в 1994 Коржуков упал с балкона своего высотного дома и сразу умер.
 

Народный артист Российской Федерации (2003).
 

Михаил Танич умер в 2008 в Москве, причина смерти - хроническая почечная недостаточность. Закопан на Ваганьковском кладбище.
Потомство: остались две дочки от Лидии Козловой и внучки.
======================
 

Теперь о взглядах жидовина Танича (Танхилевича). 

(продолжение следует)

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded