a_glazunov

Categories:

Анатолий Глазунов (Блокадник). Учебник. "Русско-жидовский вопрос. Что делать русским".

Третье  и  четвёртое  издания   Словаря  Даля
(польско-жидовские  издания)

Бодуэн де Кубертэне

Безобразие   по  отношению  к Словарю  Даля  начались  не  со  второго  издания,  а  с  третьего.   Это  издание  (1903 – 1909)  вышло  под  редакцией   почтенного  профессора  И. А. Бодуэна  де  Кубертенэ, у нас чаще  пишут   -  Куртенэ. Звали  его Ян  Игнаций  (Игнатий), но в России, где он    много  жил  и работал,  он откликался  и  на  Ивана  Александровича, и  даже на  Ивана  Андреевича. По  крови, по генам  он  поляк, по духу –  жидовствующий  поляк-русофоб.  Родился он в 1845 году  в Польше, там и  учился, там  и набрался антирусского  духа.  Его  биографы  отмечают   обязательно,  что он  принадлежал  к древнему  французскому  роду, в  его  роду  были знаменитые  крестоносцы.  Отсюда   и его  «благородная»     французская  фамилия.  Его  предки-крестоносцы    воевали  в   Палестине, истребляли   там  свирепо  сарацинов (мусульман)    и   иудеев. Но  это  было  давным-давно, более 700  лет  тому  назад,  за   столетия  род   его  полностью  выродился.  И в том   профессоре-лингвисте, которого   в  России  звали  Иван   Александрович   Бодуэн  де   Куртенэ, уже  почти  не  было  французской  крови и  совсем  не  осталось  свирепого  антииудейского  духа.  Он даже   умудрился  стать  активным  жидовствующим.  Он  и  сам  себя  считал   поляком,  а не  французом.

Хотя  Россию  и  русских  он  не   любил,  но  своё  образование  продолжил   не  в  Париже  или  Лондоне,   а  в  Петербурге.  Он был допущен властями  к  чтению  лекций   по  индоевропейским  языкам в  Петербургском  университете. Он был   профессором  Петербургского  университета, потом  профессором   Казанского  университета,  где ему  дали   даже   кафедру   сравнительного  языкознания. С 1897 он член-корреспондент  Российской  Академии   наук.  Он  также был  профессором  в   Тартуском (Юрьевском)   университете, а некоторое  время  и профессором в Краковском   университете (Краков  тогда  принадлежал  Австрии).  После  возвращения   из  Кракова снова  работа   в  Петербургском  университете.   Многие   лингвисты  считают  Бодуэна  де  Куртенэ  очень  большим  учёным. Пишут о  том, что он  первый  начал  внедрять  в лингвистику  математическую   модель, разработал  «теорию фонем  и  фонетических  чередований»,  написал   важную   книжку  «Опыт  фонетических  чередований»  и т. д.   Я   это  всё    здесь  обойду  стороной, ибо  к  теме  очерка  о  преступлении  Бодуэна  де  Куртенэ  и  жидов  против  Даля  это  не   имеет  никакого  отношения.

Можно  и  должно  почитать   Бодуэна  де  Куртенэ   и  за  симпатии  к  малым  народам, за  борьбу,  хотя  и  слабую,   за их  права и  за  сохранение  языков  малых    народов.  Малые  народы, конечно,  надо  жалеть,  а  не  издеваться   над  ними.  В 1914  профессор  был  даже  арестован  и  несколько   месяцев  просидел  в  тюрьме  «за    любовь»  к  некоторым  малым   народам.  Но вот что интересно: в 1914  австрийские  войска  вошли  в   Сербию,  но  ни  одного  гневного  выступления  профессора  Бодуэна  де   Куртенэ  в  защиту  сербов   мир  не  услышал.  Его  больше   интересовали  права  поляков  и  жидов.

Некоторые  лингвисты   славят  Бодуэна  де  Куртенэ  за  то, что  он   первым   на  Земле   выдвинул  идею  о  возможности  и  необходимости  сознательно  влиять   на  развитие  языков. Хватит,   мол,  нам,  лингвистам,  лишь  пассивно    фиксировать  все  происходящие  в языках  изменения. Пора   воздействовать  нам,  лингвистам,  на  языки   народов  сознательно  в   нужном  направлении. Но  подобное    славословие  наивное. Эту  идею   первым  выдвинул  не  профессор  Бодуэн  де  Куртенэ,  он   был  лишь   одним  из  сторонников  этой     идеи.  Лингвисты  на  развитие  языков  раньше, конечно,  не  влияли, но  многие  правители-практики  влияли  и   довольно  существенно.  Когда они  истребляли  какой-нибудь  народ, они  истребляли  и его язык.  Случалось, когда  правители пытались    отучить  поверженные  народы  говорить  и  писать  на   родном  языке,   они   навязывали им язык  народа-победителя.  Поляки,  например,  на   захваченных  западных  русских  территориях, пытались  не  только   окатоличить   русский  народ, но и ополячить  его. Поляки  пытались  ополячить  и  часть  немцев.  А потом  и правительство  России в  наказание  за  мятежи стало проводить  политику  русификации  польского  населения,  которое  жило  в западной  части  империи, а немцы   пытались  онемечить  часть  поляков.

Лингвисты, в том  числе  и  лингвисты-самоучки,  лишь  мечтали  воздействовать  на  языковый   процесс.   Ещё  в  17 веке хорват  Юрий  Крижанич,  католический   священник, мечтающий  о  Славянской  федерации,  прибыл  в   Россию,  надеясь, что правительство  поддержит  его  идею  создания   общеславянского  языка. В 1904 на  Съезде  славянских  филологов  в  Петербурге профессор   Бодуэн  де  Куртенэ настоял  на  включение   в    повестку  работы  съезда   обсуждение  проектов  общеславянского   языка.  Но результат,  естественно,  был  нулевой.  И  сам  профессор,  конечно,  ничего  толкового  не  мог  предложить  съезду.
Допускал  он  и  возможность, и даже необходимость   разработки  проектов  и   международного  языка.  Тогда   было  модно  так  мечтать. Казалось,  что  объединение  всех  народов  Земли  есть  дело  самого  ближайшего   будущего.  Появилось  несколько  проектов  международных языков.   Появился  язык  волапюк.  Потом  жид-врач  Заменгоф  создал  эсперанто.   14 апреля 1918 года  на  заседании петроградского  общества  «Эсперо»   профессор  Бодуэн  де  Куртенэ  сказал   короткую речь.  «Думали, что  человек  не  имеет права  вмешиваться  сознательно  в  развитие  языка  и  тем  менее изменять  его  развитие. Язык  -  естественное  явление. И  человеческому  сознанию  в нём  ничего не  переделать».  Но  «язык  -   это орудие»,  и  поэтому  человек  «имеет  не  только  право,  но   вместе с тем  и  нравственную  обязанность  совершенствовать  это    орудие. Это  и  привело  к идее  искусственного  языка».  Но    профессор  всё  же оказался не  столь наивен,  как  эсперантисты,  которые    пригласили  его  на   своё  заседание.  Эсперанто, сказал он,  не  может,  конечно,  претендовать  на роль   основного международного   языка.  Эсперанто    может  быть лишь  вспомогательным   международным   языком.  Лингвистам  надо  разрабатывать  новые  проекты  основного   международного  языка.

Когда  Польша  отделилась  от   России,   профессор  Бодуэн  де  Куртенэ,  естественно,  драпанул  в  родную   Польшу  и  занялся  там  «политикой».  Отметить надо  обязательно  еще   такой  факт. Когда  польские  войска   в 1920  разбили  Красную  Армию     Ленина (Бланка),  Троцкого (Бронштейна)  и Тухачевского,  более  сотни   тысяч русских  солдат  и офицеров оказались  в  плену.  Так вот, почти   все они были убиты, замучены  поляками  или  умерли  от  голода,   истязаний  и  болезней.  И ни  одного  слова  в  защиту  русских   военнопленных   знаменитый  профессор Бодуэн  де  Куртенэ, конечно,  не   сказал.  Умер  Бодуэн  де  Куртенэ  в 1929.

Необходимо    повторить  и  особо  подчеркнуть,  что  профессор  Бодуэн  де  Куртенэ   был   жидовствующий  поляк-русофоб.  Он был жидовствующий  либерал,   жидовствующий  польский  националист-шовинист и  жидовствующий   «космополит».  И  всё    в  одном  лице. То, что  профессор    был    жидовствующим, доказывает  тот  факт, что он  с  воодушевлением  подписал  по просьбе  жидов  и  жидовствующих  воззвание   «К  русскому   обществу. По поводу  кровавого  навета  на  евреев», чтобы  попытаться   сорвать судебный процесс  по  делу  убиения  жидами христианского  мальчика  Андрюши  Ющинского  и добывания  из  него  крови  в  1911  году  на  жидовском  кирпичном   заводе, на  окраине  Киева.  Как  должен  был  поступить   объективный  и  честный   исследователь    и   порядочный  человек?  Он  должен был  сказать: «Подождите,  господа   хорошие! Я  же  в  этой теме  о  ритуальных  убийствах  ничего  не   понимаю.  Я хорошо  понимаю  в фонемах  и фонетических   чередованиях,  но ничего  не  понимаю   в  добывании крови  из  живых  христианских   детей. Позвольте  мне в  этом немного  разобраться».  И профессор   немедленно  засел  бы  за  книги  о  ритуальных  убийствах  вообще, и   о  жидовских  ритуальных  убийствах  в  частности.  А на  эту  тему   написаны  к тому  времени  были  десятки  исследований.  А затем  профессор, для  которого  истина превыше  всего,  стал бы дотошно   исследовать и дело об  убиении христианского  мальчика  Андрюши   Ющинского    и добывании из  него  крови. И только тогда, когда  профессор убедился бы, что  замучили  христианского  мальчика  не жиды, а  другие   изверги, он  с  чистой  совестью  подписал  бы   протянутое   ему  воззвание.

А почтенный  профессор  Бодуэн  де  Куртенэ,  специалист по фонемам  и фонетическим  чередованиям, абсолютно  ничего   не  зная  о  жидовских   ритуальных  убийствах  и не желая  ничего   знать,  не  зная  ничего  конкретного об  убийстве  киевского   христианского  мальчика  и не желая  ничего знать, с воодушевлением  ставит  свою  подпись  на  клеветническом  и  мракобесном  документе.   Ему  важно, чтобы  победили  жиды,  чтобы  жида  Бейлиса  выпустили  из   тюрьмы. Интересы  жидовского  кагала  выше  истины.  Страшная  судьба   замученного  мальчика  профессора  нисколько не  интересовала.  Русские   бабы  ещё  много нарожают  мальчиков.  Да  и  вообще,  чем  меньше   русских  мальчиков,  тем  лучше  и  для  поляков, и для  жидов.

Читатель   не должен  на меня  раздражаться за  то, что  я  уклонился  в   биографию  этого   профессора  лингвистики.  Это  было  необходимо,   чтобы  понять  суть  содеянного  профессором. Ему   даже  в голову  не   пришло, что поляку  не  стоит  редактировать  самый  авторитетный   толковый  словарь русского языка, ибо   профессор  был  не   просто   поляком, а жидовствующим  поляком-русофобом.  И профессор  был   сторонником  вмешательства в развитие  языков.  Появился  шанс    вмешаться  в  развитие  русского  языка  в интересах  жидовского   Кагала  и поляков.  Появилась  возможность  заставить  даже  Словарь   Даля  работать  в  интересах жидов и  жидовствующих. Конечно  русским    читателям  профессор  Бодуэн  де  Куртенэ  в  этом  не  признался.  Русским  читателям  он  писал:  «Словарь  Даля  следует  сохранять   неприкосновенным,  исправлять вкравшиеся   ошибки, вставить   пропущенные  выражения  и  толкования,  и  дополнить  его, по мере   возможности,  и  новейшими  приобретениями  науки».

Третье   издание  Словаря   Даля  под  редакцией  Бодуэна  де  Куртенэ     готовилось  к  печати, когда в  России успешно  шло  наступление    жидов  в разных  сферах. В финансовой, в торговле, промышленности, в  организации публичных  домов. Под контроль  жидов  попала  и  большая   часть газет, журналов  и издательств.  Это было время   успешного  воздействия  жидов  на русскую  интеллигенцию, особенно на   либеральную и революционную.  Задача  убрать  слово  «жиды»  из  языка   русской  интеллигенции, особенно  из  языка так  называемой   «передовой»  интеллигенции,   выполнялась  весьма  успешно. Слово   «жиды»  уже  не  появлялось  на   страницах  либеральной,  социал-демократической, эсеровской  и  анархистской  печати.  Большая  часть образованных   русских  людей уже не  смела  употреблять  слово   «жиды»  из-за  страха  перед  жидами  и  жидовствующими.  Боялись   жидовских  воплей  и травли.  А наиболее зомбированная  часть  русских   интеллигентов  даже  стала  «стесняться»   употреблять  слово «жиды».   Жидовские  средства  печати  упорно  вдалбливали  и вдалбливали  в   головы  русских  интеллигентов-глуповцев,  что  слово  «жиды»  - это   плохое  слово, это  «ругательное  название  евреев».  Слово  «жиды»  -   это  устаревшее слово. Слово  «жиды»   -  это  простонародное  и  вульгарное  слово.  Кто  употребляет   слово  «жиды», тот мракобес,  черносотенец, антисемит, реакционер  и  русский  шовинист.  В  лучшем   случае  человек  некультурный, тёмный  и  вульгарный.

Но   полной  победы  ещё  не  было. Огромная  часть  русского  народа   продолжала  употреблять  слово «жиды». Несмотря  на  вопли  жидов, это  слово  продолжали  употреблять  даже  крупные  русские  писатели  и  редакторы  многих  газет.  Поэтому  требовалось  усилить  давление   на   сознание  русского  народа. И  вот тогда  жиды стали  захватывать  в   свои  руки  редактирование  и  издание  словарей. Тогда  же  появилась   и   замечательная  идея  использовать  в  интересах  жидовского  Кагала    Словарь  Даля.  И благодаря  помощи  профессора  Бодуэна  де  Куртенэ    жидам  это  удалось.  Поэтому-то они  весьма  любят  этого   профессора  и  постоянно  восхваляют   его.

В третьем  издании,   как и  в  предыдущем,  каждая  страница  разбита на  два   столбца,   но  нумерация  идёт   уже не  по  страницам, а по  столбцам,  что  отнюдь  не  улучшило  Словарь.  В  Словарь   профессор  добавил  около   20  тысяч  новых  слов.  Слово  «жид»  профессор  сохранил, выбросить   не  посмел. Слово  «жид»  и текст  к  нему  помещены  в 1345  столбце.   Текст к  этому  слову  стал  немного  больше, чем  в первом  и втором   изданиях,  ибо  в  разных  местах  текста сделаны  шесть  вставок.

Вставка  первая.   После  слов  ЖИД,  ЖИДОВИН, ЖИДЮК   вставлена  ещё  и  ЖИДЮКА.

Вставка  вторая  и  самая   существенная.   После  слов  ЖИД,  ЖИДОВИН. ЖИДЮК, ЖИДЮКА, ЖИДЮГА,  ЖИДОВА,  ЖИДОВЩИНА   и  ЖИДОВЬЁ  указывается, что  это  «старое   название   еврея» и  указывается ещё,  что это  «презрительное   название  еврея».  Указывается, что такое толкование  даёт  Академический словарь.

Вставка  третья.   ЖИД,  ЖИДОВИН,  ЖИДЮК  И  ЖИДЮКА  означают  ещё  и -   «клякса   на  бумаге».

Вставка  четвёртая. После   «дразнилки»   «Еврей,  не  видал  ли  ты  жида?»  вставлено:   «ЖИД    ЖИД  -   свиное  ухо,  пошлый,  вульгарный  способ  дразнить  евреев».

Вставка  пятая.  После  слов   «жидомор,  жидоморка  -  жидовская  душа,  скупец»   вставлено  ещё  и слово   -   ЖИДОМОРИНА.   

Вставка  шестая.   Бодуэн  де  Куртенэ   добавил   ещё  и слово  -  «ЖИДОВСКИЙ»   и   пояснение  к  нему:  «свойственный,  принадлежащий  ЖИДУ.  ЖИДОВСКИЕ   ПРОЦЕНТЫ  -  то  есть  чрезмерные  проценты.  И  закусывали  вы,   молодцы-самосознатели,  жидовскою  безбожною  икрой;  часы  у  меня   ЖИДОВСКОМУ  ЯЗЫКУ   обучаются  -  заложены   у  ростовщика  в  ломбарде  (шутливое).

Дополнение  Словаря  Даля  новыми  словами  живого    великорусского  языка  и  возможно,  и даже  необходимо, но  самый   лучший  вариант – это  создавать  отдельный  дополнительный   том,   куда  профессора-дополнители  и  могли  бы  вносить  свой  скромный   вклад. Может  быть,  на  худой  конец,   допустимо  вставлять  свои   дополнения и  в  текст  словаря  Даля (лично  мне  это  очень  не   нравится), но  при  обязательном  условии:  профессор-дополнитель   должен  ясно  указать  читателям,  какие  вставки  он  сделал.  Но   польский  профессор  предпочёл  поставить  свои  вставки  лишь в еле  заметные  квадратные  скобки. Подавляющее  большинство  читателей   Словаря  Даля  не знали  и не  знают, где  в  этом  словаре  великий    Даль,  а где  примазавшийся  к  его   Словарю   польский    профессор   Бодуэн  де  Куртенэ.

Теперь  разберём  бодуэновские  вставки.  К  первой  вставке  (жидюка),  к  третьей  вставке  (жид  -  клякса  на    бумаге),  к пятой  вставке  (жидоморина),   к  шестой  вставке   (жидовский)  претензий  нет,  хотя  большого  обогащения живого   великорусского  языка  здесь  и  не  видно.  Почтенный  профессор  даже   не  вставил  в  Словарь  весьма    распространённые    в  его  время   слова   -  ЖИДЯРА,     ЖИДКИ,   ЖИДОЧКИ,  ЖИДЯТА,  ЖИДЕНЯТА,    ЖИДОБОЙЦЫ,  ЖИДОТРЕПАТЕЛИ,  ЖИДОВСКАЯ  ЗИМА  (пух  над городами  от   вспарываемых   жидовских  подушек  во  время  погромов)  и  НЕ    ЖИДИСЬ!  
А  вот  к  двум  бодуэновским  вставкам  претензии  есть   и  серьёзные. О  четвёртой  вставке  (жид   -  свиное  ухо. Пошлый,   вульгарный  способ  дразнить  еврея)  можно  сказать, что почтенный   профессор  обогатил  Словарь  новой  выразительной  дразнилкой, но  он   же  позволил  себе   сделать  в   Словаре высокомерную оценку  этой   дразнилке. Когда В. И. Даль  давал  дразнилку  «Еврей,  не  видал  ли   ты  жида?»,  он  не  присовокуплял  к  дразнилке  своих  оценок,  не   унижал  тех,  кто так  дразнит.  Не  его  дело  давать  оценки   русскому   народному  творчеству. Хотя Даль, конечно, понимал,  что   дразнилка  -  это  дразнилка, всякая   дразнилка  неприятна  тому,   кого  дразнят.  Иначе  ведёт  себя  жидовствующий  польский  профессор   Бодуэн  де  Куртенэ.  Он  полагает,  что  он, оказавшись  вместе  с   жидовским  Кагалом  в  чужой  стране,  имеет  право  давать  оценку   русскому   народному  творчеству, оценивать  русские  пословицы,   поговорки,   дразнилки  и т. д.  Он  указывает, что  дразнилка   «Жид   жид  -  свиное  ухо»,  хотя  и  есть  в  русском  языке,  но    «культурный»  человек  употреблять  её  не  должен, употребляют  её   только  «пошлые  и  вульгарные»  люди.  Так  сказать  -   «русское   быдло».  А  так как такие  дразнилки  в  России обычно  употребляли  и   употребляют  лишь  русские  дети,  значит  эти  русские  дети  -  «пошлые  и  вульгарные  недочеловеки».  И  всякий  «культурный»   человек, когда  такие  дразнилки  услышит,  должен   «благородно   негодовать»  и «принимать  срочные  меры».
Жидовствующий  поляк-русофоб  учит  русский  народ, какие  слова  можно    употреблять,  а какие  употреблять  нельзя.

Но   совсем  богомерзкий, жидовский  и, естественно,  антинаучный  характер   имеет  вторая  вставка. Профессор  Бодуэн   де  Куртенэ  ясно   утверждает,  что    ЖИД,  ЖИДОВИН,  ЖИДЮК,  ЖИДЮКА, ЖИДЯГА,  ЖИДОВЕ,   ЖИДОВЬЁ  и  тому  подобные  слова  - это    1. Старое  народное   название   еврея   и   2. Презрительное   название  еврея.  Здесь   почтенный  профессор открыто  пошёл    на  обман  русских  читателей.    Польский  профессор   обманывал  русских  читателей,  когда   внушал,   что  слово  «жиды»  -  это  старое  (устаревшее)  название   евреев.   Во-первых,  на  Руси  никогда  не  называли  жидами  евреев. Жидами  на   Руси  называли  не  евреев,  а  жидов. Профессор  должен  был  знать   об  этом. Подавляющее  большинство  русского  народа   слово  «евреи»   не  знали и никогда  не  употребляли.   Во-вторых,  и это  главное,    профессор  хорошо  знал, что   слово «жиды»  считала  устаревшим  во   второй  половине  19-го  века  и в начале  20-го  века  только   незначительная  часть  населения  Российской  империи. Да и жидов,  которых   стало  коробить  от  слова  «жид», насчитывалось в  России тогда  часть жидовского населения. Весьма малой  по численности  была  и  та    образованная  часть русского населения  России,  которую  жидам  удалось   уговорить, зомбировать, купить  и  запугать,  и  которая  перестала    почти  совсем  употреблять  слово  «жиды».

Подавляющее  большинство  русского  народа  во  второй  половине  19-го  века  и в   начале  20-го  века   упорно  продолжало  употреблять  слово  «жиды».  Пословицы  и  поговорки  «про  жидов», как  и  раньше,  были в  ходу.   В  ответ  на  усиление  жидовской  эксплуатации   и   жидовского   террора  шли  погромы  под  лозунгом  «Бей  жидов, спасай  Россию!».   Слово  «жиды»  употреблялось  ещё  и  во  многих  газетах, редакторы   которых  не  трепетали  перед  жидами.  Многие  крупные  русские   писатели  упорно продолжали  употреблять  слово   «жиды».
Польский   профессор  обманывал  русских  читателей,  когда  внушал,  что  слово    «жиды»  -  это  народное,  то   есть  простонародное  слово. Ведь   профессор  хорошо  знал, что это  слово  «жиды»  употребляли  на  Руси   не  только  мужики,  но  и  великие  князья, цари,  церковные  деятели,   святые,  бояре, сенаторы, купцы, ремесленники,  позднее –  интеллигенция,  то  есть  все  слои   русского  общества.
Польский   профессор  обманывал  русских  читателей, когда  внушал,  что  слово   «жиды»   -  это  презрительное  (ругательное)  название  евреев.   Вот   «жид  пархатый»  -  это  ругательство.  «Жид  паскудный»  -  это  тоже   ругательство.  Можно  сказать,  что  и  слово  «жидяра»  -  это  весьма   грубое  слово.  Но  слово  «жид»  имеет  ругательное  значение лишь   тогда, когда  этим  словом  обзывают  русского,  а  не  жида.

Если   бы  польский профессор  был  честным  и объективным  исследователем,   он  должен  был  бы  признаться  в  Словаре,  что  слово  «жиды»  стало   устаревшим,  простонародным  и  ругательным  словом  только  для   жидовской  диаспоры  в  России  и  для  ожидовелой, для  ожидовлённой    части  русской  интеллигенции, то есть  только для  весьма  малой   части  населения  России. Он  должен был  признаться, что  огромная   часть  русского  народа  продолжала  употреблять  слово «жиды» и   в   основном  его  значении, и  в переносном.  И  не  только   «простонародье», но  и значительная  часть  образованного  общества,  даже  крупные  русские  писатели.

Но  польский  профессор пошёл   на  сокрытие  правды. Он  скрыл,  что  большинство  русского  народа   продолжало  употреблять  слово  «жиды» (в значении народ, национальность). Он решил  использовать   авторитет  В. И. Даля  в  ЖИДОВСКИХ  ИНТЕРЕСАХ.   Польский  профессор    через  Словарь  Даля  дал  указание  русскому  народу:    слово   «жиды» (в значении народ, национальность) употреблять в  России  не  надо. Польский  профессор   использовал  Словарь   Даля  как  дополнительное  средство  для   выкорчёвывания   слова  «жиды»    из  русского  языка. Жиды  были   очень  довольны   польским  профессором.  Конечно, не  надо   преувеличивать  значение  словарей  на  развитие  русского  языка  и   на  развитие  сознания  русского  народа.  Но  не  надо  и   преуменьшать  вред  от    «указаний»   жидовствующего  польского   профессора-русофоба   Бодуэна  де  Куртенэ. Многие  читатели  верили  и   верят   составителям  и редакторам словарей  и  принимают  к  сведению   их  указания. И большинство  русских  читателей  Словаря  Даля   по   незнанию  принимали  и  принимают   жидовские  «указания»  польского   профессора  за  указания  самого  Даля. К  тому  же  вред  от   «указаний»  польского  профессора  -  длящийся.  В 1912 – 1914  вышло   новое  (четвёртое)  издание   Словаря  Даля,  оно  полностью  повторило    польско-жидовское, бодуэновское  издание  1903.  А с 1994  в  России  вышло,    на  радость  жидовских  расистов, уже несколько  бодуэновских   изданий  Словаря  Даля.  Словарь  Даля  под  редакцией    поляка-русофоба  облегчил  жидовским  расистам  наступление  в  России  в  начале  20-го  века,  и  по  сей  день  облегчает  деятельность   жидовских  расистов  в  России.

(Это  фрагмент из моей книги.  «Три преступления жидов против В. И. Даля» (СПБ., 2007 год).


(Продолжение следует)

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded