Categories:

Анатолий Глазунов (Блокадник). Учебник. "Русско-жидовский вопрос. Что делать русским".

Иван Лажечников  (1790  - 1869) тоже не боялся писать ЖИДЫ (в значении национальность).

Иван   Иванович  Лажечников  родился  в 1790 году. Служил  в московском архиве  иностранной коллегии, в канцелярии московского генерал губернатора.  В  1812 против воли родителей  вступил  в ополчение.  Участвовал  в деле  под  Бриенном  и взятии Парижа.  Позже был адъютантом при графе  А. И.   Остермане-Толстом. В 1819 году Лажечников оставил военную службу и стал  директором училищ Пензенской губернии, потом  визитатором саратовских  училищ,  потом  директором казанской гимназии.  В это время знакомится  с  Белинским и  становится его другом.   В 1826 выходит в отставку,  поселяется в Москве   и  собирает  материалы для своего «Последнего  Новика». Иван   Лажечников  -  один из основателей исторического романа в  России. У него слава  «отечественного Вальтера Скотта».

В 1831  году Лажечников вновь поступил на службу и был назначен директором  училищ Тверской губернии. В Твери он написал свой самый знаменитый  роман  — «Ледяной дом». Выйдя в отставку в 1837 году, Лажечников  поселился в деревне под Старицей (усадьба Коноплино) и написал там   роман «Басурманин». В 1842—1854   Лажечников служил вице-губернатором в  Твери и Витебске.  В  1856—1858 годах   работал цензором в  Санкт-Петербургском цензурном комитете. Умер Лажечников  в 1869.

Из  романа «Ледяной дом»:

«Вскипает  и переливается пестрая толпа на дворе. Каких одежд и наречий тут нет?  Конечно, все народы, обитающие в России, прислали сюда  своих  представителей. Чу! да вот и белорусец усердно надувает волынку, жид смычком разогревает цимбалы,  казак пощипывает кобзу; вот и пляшут и поют, несмотря, что мороз  захватывает дыхание и костенит пальцы. Ужасный медведь, ходя на привязи  кругом столба и роя снег от досады, ревом своим вторит музыкантам.  Настоящий шабаш сатаны!»

«Груне гораздо было бы приятнее повести  любовное дело, в котором она могла бы показать все свое мастерство и  усердие, нежели шпионить против нее, но выступить из повеления Липмана,  обер гофкомиссара, любимца Биронова и крестника государынина, можно было  только положа голову в петлю.
Родом жид, он остался жидом,  хотя по наружности обновил себя водою и духом. Вывезенный герцогом, наг  и нищ, из Курляндии и им обогащенный в России, он готов был, по одному  только намеку его, оклеветать, пытать, удавить и утопить кого бы ни  попало. И потому Груня покорилась необходимости».

«Волынского  осаждает вереница шутов разного звания и лет (их было, если не ошибаюсь,  шесть почетных, включая в то число Кульковского, успевшего также  явиться к своей должности). Между ними отличаются итальянец Педрилло,  бывший придворный скрипач, но переменивший эту должность на шутовскую,  найдя ее более выгодною, и Лакоста, португальский жид, служивший еще  шутом при Петре I и прозванный им принцем самоедов».

Из  романа    «Басурманин»  (Иван Лажечников, Сочинения в двух томах, т.  II, Государственное издательство художественной литературы, М., 1963):

(В  романе описываются события в России в начале 16 века, во время  правления Ивана   Третьего.  В Москву   приезжает  лекарь-немец,  из  семьи барона,  Антон Эренштейн. Также под видом извозчика пребывает  жид  Схария (Захарий) – для порчи веры у русских христиан,  для   ожидовления  Кремля и  России. В него влюбляется    дочка боярина, а  лекарь влюбляется в  неё.  Но потом  лекарь не смог   вылечить сына  татарского князя, царь отдает его татарам, и татары  публично  отрезали   зимой на Москве-реке ему голову).

Из главы первой: «Тут пришел к нему извозчик, что повёз его, еврей…
—  Еврей!.. — воскликнула баронесса, всплеснув руками и подняв глаза к  небу. — Мати божья! храни его  (сына) под милостивым покровом своим!  Ангелы господни! отгоните от него всякую недобрую силу!
— Я  сам было испугался, что поганый жидок повезет молодого господина; да как  дело распуталось, так и у меня на груди стало легче…»

Из главы первой:  «Чтобы судить, каково было сердцу баронскому терпеть это (то, что профессия сына его – лекарь), надо вспомнить, что  лекаря были тогда большею частию жиды, эти  отчужденцы  человечества, эти всемирные парии. В наше время, и то очень  недавно, в землях просвещенных стали говорить о них, как о человеках,  стали давать им оседлый уголок в семье гражданской. Как же смотрели на  них в XV веке, когда была учреждена инквизиция, жарившая их и мавров  тысячами,  когда самих христиан жгли, четверили, душили, как собак…   Власти преследовали жидов огнем, мечом и проклятиями…  Думали, воздух,  свет божий, заражены их дыханием, их нечистым глазом, и спешили лишать  их воздуха, света божьего. Палачи, вооруженные клещами и бритвами, еще  до места казни сдирали и рвали с них кожу и потом, уже изуродованных,  бросали в огонь; зрители, не дождавшись, чтобы они сгорели, вырывали  ужасные остатки из костра и влачили по улицам человеческие лоскутья,  кровавые и почерневшие, ругаясь над ними. Чтобы хоть несколько продлить  свое существование, жиды брались за самые трудные должности: из огня  кидались в полымя. Должность лекаря была одною из опаснейших.  Разумеется, большая часть этих невольных врачей морочила людей своими  мнимыми знаниями; зато с лихвою отплачивались им обманы их или  невежество. Отправлялся  пациент на тот свет, отправляли с ним и  лекаря…».  

Из главы девятой:  «По смоленской дороге,  верстах в семи от Москвы, ныряло в снежных сугробах несколько саней,  длинных-предлинных, с беседками из обручей, обтянутых парусиной,  наподобие тех повозок, какие видим и ныне у приезжих к нам из Польши жидов.  Высокие, худощавые лошади, нерусской породы, казавшиеся еще выше от  огромных хомутин, испещренных медными полумесяцами, звездами и яблоками,  давали знать о мере своего хода чудным строем побрякушек такого же  металла. На передках сидели большею частью жиды.  Кажется, я уж сказал, что в тогдашнее время не было выгодной должности,  которую бы не брали на себя потомки Иудины. Они мастерски управляли  бичом и кадуцеем , головой и языком: один меч им не дался (кадуцей –  жезл покровителя торговли бога Гермеса). Особенно на Руси, несмотря на  народную ненависть к ним,  во Пскове, в Новгороде и Москве шныряли  евреи-суконники, извозчики, сектаторы и послы. Удача им вывозила из Руси  соболей, неудача оставляла там их голову».

Из главы  восьмой (часть вторая):   «Под формами жидовской ереси она  («зараза») действительно перенеслась к нам. Сначала Киев получил её от жида Схариа, «умом хитрого, языком острого»; потом Новгород от него же; отсюда победа перенесла её в Москву».

«И  опять надо сказать, причиною этого простодушного доверия была та же  любознательность, всепожирающая, та же пытливость ума, которая овладела и  гениальными единицами и грубыми массами XV века. Знанием кабалистики  хвалился Схариа. Она разгадывала тайны жизни и смерти, а жаждою  разрешить их часто мучился умный дьяк, и потому бросился он в этот хаос,  взяв вожатым своим хитрого жида. Сильный пример дьяка,  пример самой супруги Иоанна-младого, Елены, обольщенной ложным учением,  коварство и ловкость миссионеров, легковерие, ум и глупость, соединясь  вместе, образовали наконец ту жидовскую ересь, которая угрожала бы в Новгороде и Москве поколебать краеугольный камень нашего благополучия».

«Духовные  и женщины, князья и смерд, богатый и бедный стремились толпами в эту  синагогу, несмотря на увещание и даже проклятие церковных пастырей,  истинных ревнителей о спасении душ. Так сильна была зараза, что сам  первосвятитель московский, митрополит Зосима, принимал в ней ревностное  участие. В его палатах было нередко сборище еретиков. «Мы увидели, —  пишет Иосиф Волоцкий, — чадо сатаны на престоле угодников божиих, Петра и  Алексия, увидели хищного волка в одежде мирного пастыря».

«Антона привез в Москву жидок.  Воображал ли молодой бакалавр, что сам провозит в русский стольный  город основателя секты на Руси. Извозчик его не иной кто был, как  Схариа… Приезд Схариа в Москву был для единомышленников его настоящим  торжеством. Говорили, что он достал книгу, полученную Адамом от самого  бога, и самую Адамову голову, что он вывез новые тайны, которые должны  изумить человечество».  

Потом  жидовствующих еретиков  царь всё  же догадался наказать.

«Благоразумней  было ему   (Схарии)  убраться вовремя из Москвы. Он это и сделал, увезя  с собою богатую дань, собранную с легковерия, глупости и любви ко всему  чудесному, ко всему таинственному, этой болезни века. В своей фуре вез  он чем на будущее время выкупить себя с семейством от гонений немецких  граждан и князей».
http://www.modernlib.ru/books/lazhechnikov_ivan_ivanovich/basurman/read/
 

********   

Глава  о термине  ЖИДЫ будет продолжена.  В более полном объёме  тема дана в книге  Анатолия Глазунова (Блокадника) «Жидовская лапша на русских ушах».  http://www.pravda-pravo.ru/forum/index.php/topic,441.0.html  


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded