?

Log in

No account? Create an account

Анатолий Глазунов (Блокадник).Чайковский и педерасты.

Смерть  Чайковского:
от холеры или самоказнь?





Уровень науки    по этой теме – ещё убогий.  Навредили истине  царская власть. Навредила родня Чайковского.   Навредили власть коммунистов и власть либерастов. Навредила тупая часть поклонников Чайковского.  Навреди жиды и особо навредили педерасты. Поэтому здесь  всё ещё  и ныне  пляшут педерасты…  И ещё предстоит  серьёзная работа серьёзных   ученых с объёмным мышлением. До сих пор не выяснено на сто процентов, умер  Чайковский от    холеры или  от  отравы, которую он сам  принял.  До сих пор ещё  жива и  версия, что  Чайковский был отравлен.  Трудно у нас в России прорастает истина.


Умер от  холеры

Официальная  формулировка:  великий русский композитор Петр Ильич Чайковский умер   25 октября [6 ноября] 1893 года  в  Санкт-Петербурга   - от холеры. Это мнение тогдашних докторов тогда высказанное.  Докторов, которые лечили Чайковского.   Так было заявлено в  тогдашних газетах. Так  сказано  и  во многих  биографиях Чайковского.

Немного подробнее.  Где и когда точно заразился Чайковский холерой не установлено. Отмечено, что 16 октября 1893 года  он продирижировал своей Шестой симфонией. Значит, вероятно, тогда  ещё был здоров.  Отмечено лишь некоторыми современниками композитора,    что вечером 31 октября 1893 года  Чайковский посетил элитный петербургский ресторан Лейнера на углу Невского проспекта и набережной Мойки, где пробыл примерно до двух часов ночи.  Ему уже немного не здоровилось. Делая очередной  заказ,  он потребовал принести ему  стакан холодной воды. Хотя в городе была холера,  ему почему-то  подали  некипячёную воду, которую он и выпил, несмотря на протесты  тех, с кем он пришёл в ресторан.

Потом поехал на квартиру  в доме   13, на Малой  Морской улице.  Эту квартиру  недавно сняли его брат  Модест и  племянник Боб.   Чайковскому  здесь выделили для житья хороший  отдельный кабинет.  «Они  пригласили жить с ними  и молоденького князя Аргутинского — одного из «четвертой сюиты». Аргутинский уже перевез свои вещи, но застрял в гостинице с приезжим с Кавказа родственником» (так писала Берберова). Берберова также  пишет в своей книге, что воду некипяченую он выпил не в ресторане, а дома. Ему еще до завтрака  стало  плохо, он почти ничего не ел, выпил  немного минеральной воды   Гунияди и отпил несколько глотков   воды из графина.  Ему сказали, что вода  в графине сырая,  и он расстроился.  «Если бы  мне это не сказали, меня  бы не затошнило. А  так вот стало тошнить».  Но врача не велел вызывать. Он  пролежал до вечера. Потом вечером прибыл  доктор Василий Бертенсон, обследовал Чайковского  и заявил, что  это холера. Василий Бертенсон  велел срочно вызвать  своего брата -  лейб-медика Льва Бертенсона.   Прибыли  Лев Бертенсон  и ещё два врача и фельдшер. Умирал Чайковский тяжело, в муках,  на душе тоска смертная. Священника позвали, но больной уже не был способен исповедаться.
В Правительственном вестнике и других газетах было объявлено, что скончался  от холеры.  (П. И. Чайковскій (некрологъ). // «Правительственный Вѣстникъ». 26 октября (7 ноября) 1893, № 235, стр. 2). Петербургская газета  "Новое время"  на следующий день после смерти  опубликовала статью "Болезнь и смерть Петра Ильича Чайковского", автором которой был один из лечащих врачей  Лев Бернардович Бертенсон. В статье была описана болезнь композитора со всеми симптомами, сопутствующими холере.


Из Правительственного вестника  также можно узнать, что распоряжение похоронами император  Александр 3 возложил  на дирекцию Императорских театров, что было  «примером единственным и вполне исключительным».   Вынос тела и погребение состоялись 28 октября.  Все расходы на погребение император Александр III повелел покрыть «из Собственых сумм Его Величества».

«В 11 часов утра  возле открытого гроба отслужили первую панихиду, на которой присутствовали выпускники училища правоведения, директор училища, адвокат   Герке и группа новых воспитанников  этого училища».

Траурное шествие  двинулось от дома на Морской улице к Мариинскому театру. Здесь, у театра, отслужили  вторую панихиду, направились к Казанскому собору и там снова остановились. «На этом величественном месте, в этом возвышающем дух соборе, по личному повелению царя, состоялась главная заупокойная служба. Впервые за всю историю Российской империи этой чести было удостоено гражданское лицо». Отпевание в Казанском соборе совершил епископ Нарвский Никандр (Молчанов). Пел хор певчих Казанского собора и хор Императорской русской оперы. «Стены собора не могли вместить всех, желавших помолиться за упокой души Петра Ильича». В похоронах принимали участие два члена императорской фамилии: принц Александр Ольденбургский (попечитель Училища правоведения) и великий князь Константин Константинович.
«Отсюда траурное шествие двинулось к кладбищу, предназначенному для захоронения великих творцов русской культуры, к Александро-Невской лавре». Двигался похоронный кортёж   от Казанского собора до кладбища два часа. Похоронили   Чайковского  в Александро-Невской лавре в Некрополе мастеров искусств.











Из воспоминаний актера Ю. Юрьева: «Похороны Чайковского представляли собой зрелище, какого мне до того никогда не приходилось видеть. Широкие петербургские улицы были совершенно запружены народом. Не было конца венкам. Играл военный оркестр. И снова я услышал звуки похоронного марша из «Гамлета» — того самого марша, который ещё так недавно я имел счастье слышать в исполнении автора».







Версия о самоубийстве

Сразу же  после смерти Чайковского  распространились  слухи о его   самоубийстве.   Ведь всех  холерных покойников  возили на кладбище в заколоченных гробах и запрещено  было участвовать  в похоронах  большому числу людей,  а гроб  с телом Чайковского возили по  разным местам города, при огромном скоплении народа  и отпевали Чайковского в открытом гробу. Судачили, какая же  это холера, если Чайковский лежал в открытом гробу?  К телу Чайковского был открытый  доступ. Если бы труп был холерный, к нему бы не подпустили людей прощаться. Отпевали бы  в заколоченном  или цинковом гробу...

Писали, что  масла в огонь добавило  одно странное совпадение. Незадолго до смерти  Чайковский  закончил Шестую симфонию, трагический финал которой многие восприняли как прощание автора с жизнью. Сергей Дягелев вспоминал, что в среде музыкантов, поползли слухи о самоубийстве композитора и фальсификации медицинского заключения о смерти.  Будем верить Сергею Дягилеву, что слухи такие распространялись. (Кто такой Сергей Дягилев?  Годы жизни 1872 – 1929.  Русский театральный и художественный деятель, балетный импресарио.  Один из  основоположников группы «Мир Искусства», организатор «Русских сезонов» в Париже и труппы «Русский балет Дягилева». С 1907 года Дягилев организовывает ежегодные зарубежные выступления русских артистов, получившие название «Русские сезоны». В 1907 году в рамках «сезонов» были проведены выступления музыкантов — «Исторические русские концерты». В них участвовали Н. А. Римский-Корсаков, С. В. Рахманинов, А. К. Глазунов, Ф. И. Шаляпин и др. В 1908 году состоялись сезоны русской оперы… Балетные сезоны затем продолжались до 1913 года. С  балетной  труппой он гастролировал в Лондоне, Риме, а также в США).

Слухи распространялись  со дня смерти,  распространялись и  позже. Распространяются и ныне.

Причины  самоубийства указывались  и указываются следующие.  1. Выполнил волю «Суда чести». 2.Страх  разоблачения  за  склонность к педерастии, страх  уголовного преследования, страх, что будут  опозорены  его имя, родня и Консерватория…         3. Казнь себя за  неспособность преодолеть в себе порочную склонность. Или иначе: казнь в себе порочного существа посредством казни  всего себя, всего своего физического тела.  4. Заела тоска и отвращение  к жизни, потеря Смысла Жизни.
Преобладают, конечно,  особенно среди педерастов, слухи о «Суде чести». Последние две причины недоступны для понимания  большинства пишущих на эту тему.

Есть версия педерастов: «до самоубийства Чайковского довели гомофобы.» Есть еще  версия: до самоубийства Чайковского довели педерасты.
Есть и разногласия о способе самоубийства. Одни писали и пишут, что Чайковский отравился мышьяком. Другие писали и  пишут, что  в целях маскировки сознательно отравился  заразной, холерной водой.


Педерасты  по сей день распространяют, понятно, слухи   о том, что принудил   Чайковского  к самоубийству  «Суд  чести» и страх Чайковского  опозорить себя, родню и Консерваторию.  Причем,   отметим, что не приводят, конечно, педерасты  ни одного веского   доказательства, что было  именно самоубийство. И не приводят веских доказательств, что по приказу «Суда чести и по причине страха  опозорить себя, родню и Консерваторию…Педерасты есть педерасты.

==========

Нина  Берберова  в своей книге «Чайковский»   (1935) отмечает распространение  слухов  о самоубийстве  Чайковского    и позднее  - среди эмиграции,  и   полагает, что их распространяло потомство  композитора Н.А.Римского-Корсакова.  Берберова  приводит   мнение присутствовавшего при смерти Чайковского В.Н.Аргутинского-Долгорукого, который  утверждал, что начали распространять этот слух   девицы Пургольд (Н.Н. Римская-Корсакова и её сестра)  из мести за провал их  планов  заполучить в  мужья   Чайковского.   Да и книга Берберовой, поскольку она рассказала о распространении этих слухов,  и  доказательно не опровергла  их, способствовала   сохранению интереса  к смерти Чайковского и  сохранению слухов о  самоубийстве   по требованию «Суда чести» или из-за страха разоблачения и позора.

Некоторые пишут, что распространителем слухов  о самоубийстве Чайковского был и Глазунов  Александр Константинович (1865 – 1936), русский композитор, дирижёр, музыкально-общественный деятель, профессор Петербургской консерватории (1899), в 1907—1928 —  директор Петербургской  консерватории. 

Распространителем  слухов был и   Риккардо Еудженио  Дриго, в России -  Ричард Евгеньевич Дриго (1846 – 1930),  — итальянский и российский композитор и  дирижёр. С 1879  Дриго был дирижёром Итальянской оперы в Санкт-Петербурге, с 1886  он — дирижёр и композитор оркестра балетного состава Мариинского театра. Под руководством Дриго  осуществлены  первые постановки в Петербурге балетов П. И. Чайковского «Спящая красавица» (1890), «Щелкунчик» (1892) и «Лебединое озеро» (1895), а также балета А. К. Глазунова «Раймонда» (1898)…

Распространителем слухов по Европе  о самоубийстве Чайковского был и  Роберт Алоиз Мозер (1876 – 1969), швейцарский музыковед и музыкальный критик. Внук известного органостроителя Алоиза Мозера.   Отец Мозера был пианистом, а мать, Юлия Запольская, родилась в  России. В 1899, после смерти отца, Мозер отправился в Россию и  10 лет работал в Петербурге музыкальным критиком франкоязычного издания «Journal de Saint-Pétersbourg». Выступал также как органист  во  французской протестантской церкви Петербурга.  занимался коллекционированием музыкальных автографов, начал многолетнюю работу по изучению русской музыки. Мозер  был  членом дирекции императорских театров и другом дирижёра-композитора императорского балета Риккардо Дриго.

«От Риккардо Дриго Мозер впервые и  услышал, что Чайковский покончил жизнь самоубийством. Самая расхожая версия этого самоубийства в Петербурге той поры заключалась в том, что композитор соблазнил сына дворника дома, в котором жил Модест. Об этом, будто бы, узнал царь и приказал Чайковскому оставить столицу и не появляться в ней более. Чайковский понял, что репутация его запятнана, карьера окончена, сам он опозорен. Единственный выход теперь он видел в уходе из жизни. Потому и отравился. Этой историей Мозер был ошеломлён. Потрясённый, он обратился к Глазунову. Глазунов, как пишет об этом Мозер, подтвердил ему, что Чайковский действительно отравился. Подтверждая это, Глазунов заплакал. Есть ещё один человек, подтверждающий, что именно Глазунов рассказал эту историю. Это французский исследователь Чайковского Андрэ Лишке. Отец этого француза был учеником Глазунова. Ему, родителю Андрэ Лишке, тоже Глазунов лично рассказывал об этом, а тот, в свою очередь, поведал сыну то, что услышал от Глазунова.   (А откуда Глазунов   узнал про это? – об этом  никто не пишет).
В 1909  Мозер вернулся в Швейцарию,  до 1962 года был музыкальным критиком женевского журнала La Suisse, некоторое время занимал и должность главного редактора. Статьи Мозера в La Suisse составили в дальнейшем четырёхтомное авторское издание. Пишут: «Но в наше  время Мозера  помнят больше всего как человека, который первым представил живое свидетельство о самоубийстве Чайковского».

По слухам причины самоубийства назывались разные.  Первая – о том, что Чайковский совратил сына дворника в доме, где жил композитор. Дворник послал письмо царю… Вторая версия  – о том, что у Чайковского была гомосексуальная связь с членом императорской семьи. Одни  говорили, что  с племянником царя. Другие говорили, что    – с его сыном. Узнав об этом, Царь Александр Третий приказал  композитору выбирать между публичным судом, на котором Чайковскому будет предъявлено обвинение в содомии, и – самоубийством. Пётр Ильич вспомнил историю Сократа и решил умереть достойно. Царь, будто бы, дал композитору револьвер и перстень с мышьяком, и композитор, по примеру Сократа, выбрал второй способ ухода из жизни. Вторая версия – о том, что  Чайковский положил глаз  на  красивого племянника  графа Стенбока-Фермора. Оскорбленный граф, весьма влиятельное лицо при Императорском дворе, написал письмо царю с требованием привлечь Чайковского… Распространялась и  третья  версия: Чайковский совратил сына дворника в доме, где композитор жил. Дворник послал  жалобу царю… Распространялась и четвертая версия: Чайковский влюбился  в своего красивого племянника, Владимира Давыдова (Боба),  и эта почти открытая, пронзительная любовь к нему (он посвятил ему свою Шестую  симфонию) вызвала в душе композитора тяжёлый душевный кризис. Композитор страдал, мучился этой любовью и не выдержал… Почти во всех версиях причина  самоубийства связывалась  «со склонностью  Чайковского  к гомосексуальным связям»…  Я не встречал в печати версию, которая связывала причину самоубийства  прежде всего с духовным кризисом и потерей  Смысла Жизни…

=======


Позднее интерес к этой теме  ещё больше возрос после того, как  в  1980  на страницах нью-йоркского еженедельника «Новый американец», редактором которого был  «бегун» из СССР,  писатель  Сергей Довлатов, появилась статья Александры Орловой о  самоубийстве Чайковского  посредством мышьяка, чтобы избежать позора и наказания  за педерастию.  Она ссылалась  на сведения,  которые «слышала   от людей старшего поколения».   В это время очень активно стали вести  себя уже педерасты  в США и Западной Европе, и их усилиями эта  версия  широко распространилась. Чайковский причислен к великим педерастам.  Педерасты Земного шара стали использовать в пропаганде  фамилию  великого русского композитора. Потом, особенно после 1991 года эта версия стала быстро распространяться среди либерастов и педерастов в России. Особенно среди лиц жидовской национальности.  Педерасты вопили и вопят, что  «гомофобы довели великого композитора до самоубийства».  И будут долго вопить.  Педерасты есть педерасты.

Кто такая  Орлова?  Какие аргументы она предоставила?


Ещё  в 1920 годы студента Ленинградской консерватории Георгия Орлова  свела судьба с пианистом Николаем Бертенсоном, сыном  доктора Василия Бертенсона. Того самого  доктора, который появился у постели больного Чайковского первым из врачей.  «Василий, перед своей смертью в 1933 году, как на исповеди, словно снимая грех с души, признался сыну, что Чайковский действительно отравился. И сказано это было в присутствии друга Николая – Георгия Орлова.  И ещё один однокашник по консерватории был у Георгия Орлова: Юрий Зандер, сын доктора Александра Зандера, который был ассистентом доктора Льва Бертенсона. Отец Юрия Зандера рассказал сыну ту же самую историю о самоотравлении Чайковского. И эту историю Юрий поведал Георгию».

Итак,  доктора, которые  написали свидетельство в 1893, что Чайковский умер от холеры, всю жизнь при царе и коммунистах  помалкивали в тряпочку,  а перед смертью поведали  своим сыновьям, что на самом деле Чайковский отравился. А сыновья  поведали тайну  студенту-жидовину  Орлову.  И, естественно, данный  жидовин Орлов тоже долго помалкивал  боязливо в тряпочку.  «Окончив консерваторию,  Орлов занялся музыковедением и библиотечным делом. Глазунов, тогдашний директор консерватории, назначил Орлова заведующим библиотекой. Затем Орлов перешёл в Ленинградскую филармонию и заведовал библиотекой там. После этого его перевели в Москву, чтобы «реорганизовать библиотеку консерватории и несколько других крупных музыкальных архивов города. Среди них был архив Чайковского в Клину».

Вот так повезло  жидовину  Орлову, по  его версии.  Сначала он  узнаёт тайну смерти Чайковского от двух  докторов, которые лечили Чайковского. А  потом добрался до архива  Чайковского в Клину.




Георгий Орлов.   1938

Потом Орлов  знакомится  с жидовинкой  Шурой Шнеерсон. Из сборника  «Евреи в культуре русского зарубежья» мы узнаем, что Шнеерсон  Александра Анатольевна  происходит из семьи Шнеерсонов, родоначальником которой был ребе из Ляд  Шнеур Залман, основатель движения Хабад.  В 1935 году Орлов женился на Шуре Шнеерсон, она теперь стала маскировать себя, как раньше муж, русской  фамилией Орлова, а через три года  его жена тоже стала работать в Клину. Ещё осенью 1937 года Георгий Павлович получил  приглашение на должность директора библиотеки Московской консерватории и переехал с Шурой в Москву. Вскоре они оба стали внештатными сотрудниками Клинского дома-музея Чайковского.  Присосались жиды  к Чайковскому. В августе Шура ожидала ребенка. И решено было лето провести в Клину, чтобы она могла продолжать свою работу. Сняли просторную половину дома в поселке неподалеку от музея Чайковского. От  мужа  узнала, что два доктора, которые  лечили композитора, признались, что он  покончил самоубийством.
Орловы об этом молчали. Они продолжали «работать». Георгий Орлов нашёл два неизвестных письма Л. Бертенсона к Модесту. В одном из этих писем есть интересный пассаж: «Стоит ли говорить о такой инсинуации, в особенности ввиду грязных намёков на причину, вызвавшую самоубийство Петра Ильича?!»


Потом заболел её муж, болел долго, а  потом после  неудачной операции в больнице Склифосовского, сделанной знаменитым хирургом Юдиным, он умер 7 апреля 1940,  через два месяца после того, как ему исполнилось 40 лет. Его вдова Шура Шнеерсон (Орлова), по её уверению,   передала бумаги мужа академику Асафьеву. Затем началась война, эвакуация Шуры Шнеерсон (Орловой) с двумя детьми из блокадного Ленинграда. Потом напишет: «Документы Георгия Орлова где-то запропали».

После войны  Шура Шнеерсон (Орлова)  вернулась в Ленинград и была принята на работу в Ленинградский институт театра и музыки. Там она не один раз слышала от директора института Александра Оссовского о самоотравлении Чайковского. В 1950 году, в период «борьбы с космополитами» (жидами),  Шуру Шнеерсон (Орлову)  уволили с работы. По ее словам, она старательно собирала  всё, что могла найти и услышать о  смерти Чайковского.




Шура Шнеерсон (Орлова)

Шура Шнеерсон (Орлова)  также  стала писать и издавать то, что сочинила    о русских композиторах. Любят жиды писать о русских знаменитых писателях и композиторах.  И очень любят быть «русскими писателями, литературоведами  и музыковедами».  Но её мучило, что не может  напечатать то,   что хотела о  смерти Чайковского, о том, что покончил самоубийством по приговору «суда чести»,   хотелось славы и денег.  И вот в 1979  она эмигрировала из «Брежневской державы», где ей  «стало невыносимо душно»,  в США. Тогда многие жиды бежали из  «постылой  страны русских».

И уже  в 1980    на страницах Нью-йоркской эмигрантской газеты "Новый американец" появляется  первая сенсационная статья   Шуры Шнеерсон  о самоубийстве Чайковского по приговору «суда чести».   Шуру Шнеерсон    рекламируют  теперь  «как большого  специалиста по русским композиторам  19 века».  Она печатает с сестрой Марией, которая тоже драпанула из СССР, статьи в «Еврейской старине». Статьи Шуры Шнеерсон    печатались в журналах «Континент», «Грани», в газетах «Новое русское слово», «Новый американец», «Вестник» и других.  Последняя книга  Шнеерсон (Орловой) – «Чайковский без ретуши»  - была напечатана  в Нью-Йорке в  2001.

В России   статья   Шуры Шнеерсон (Орловой) стала известна только через 10 лет  после опубликования  статьи в США.  Она   была напечатана в  октябре 1991  года в городской еженедельной газете "Нива" ("Нива", октябрь-ноябрь 1991). Перепечатывает статью «Московский комсомолец»… Возбужденно,  с радостью перепечатывали  Шуру Шнеерсон  вылезшие из подполья  российские педерасты…

Суть  книжки  Шуры Шнеерсон (Орловой), которую она выдает за истину:  Чайковский не умер от холеры. Чайковский покончил самоубийством по приговору «Суда чести».  Доказательств, по ее мнению, много. Не было  карантина в доме, где умирал Чайковский.  Был открытый гроб,  похороны  были при большом скоплении народа. Так при холере не могло быть.     Доказательство – это и признания  перед смертью своим сыновьям  двух докторов, которые лечили Чайковского.  Они признались, что Чайковский отравился. Покойный  муж Георгий  рассказал ей об этом, а она верит Георгию.  Доказательства, по её мнению,   - это и слухи…

«Те из нас, кто жил в Ленинграде, - глаголет Шура Шнеерсон, - никогда не сомневались в том, что причиной смерти Чайковского было самоубийство. В 20-е и 30-е годы многие его современники были живы. К примеру, Александр Вячеславович Оссовский (ученик Римского-Корсакова, профессор истории музыки, декан Ленинградской Консерватории), во время смерти Чайковского служивший в министерстве юстиции, рассказал мне, что для него и для его современников не было тайной, что Чайковский лишил себя жизни.

"Эта история передавалась от отца к сыну, от сына к внуку"-  глаголет  Шура Шнеерсон.

Важно отметить, глаголет  Шура Шнеерсон, что даже элементарными мерами предосторожности от заражения пренебрегли. Дом не был поставлен на карантин, и нескончаемая цепочка посетителей тянулась справиться о здоровье композитора.
Чайковский умирал в присутствии шестнадцати человек: четыре врача, священник, братья, племянники, слуги и нянечки - не слишком ли большое скопление народа при смерти от холеры? Использованные простыни должны были быть изъяты и сожжены, однако вместо этого их отправили в прачечную, откуда по непонятным причинам они были возвращены грязными…


Никаких мер предосторожности не было принято и после смерти композитора. Следовало тело поместить в цинковый гроб, а дом дезинфицировать. Однако после смерти, наступившей в 3 часа ночи, уже с десяти утра был открыт доступ к телу покойного, около двух суток к открытому гробу подходили отдать последний долг усопшему. Римский-Корсаков писал: "Как странно, Чайковский умер от холеры, но доступ  на панихиду был свободный. Помню, как Вержбилович целовал покойного в голову и лицо»…

Также  Шура Шнеерсон (Орлова) утверждала, что, работая в закрытых архивах музея Чайковского в Клину в 1938, она собственными глазами видела письмо лечащего врача композитора доктора Бертенсона к брату Чайковского Модесту, где доктор  давал наставления по поводу того, как следует описывать смерть от холеры. Что имело смысл лишь в одном случае – если бы Петр Ильич умер совершенно по другой причине.

А причина самоубийства, по  утверждению Шуры Шнеерсон,  -  приказ от «Суда чести».       Что за «Суд чести»? Кто приговорил Чайковского к смерти?

Первое знакомство Шуры Шнеерсон (Орловой) с сутью дела произошло в 1938 году. По окончании филологического факультета Ленинградского Университета в 1935 году она работала библиотекарем в отделе рукописей Ленинградской Консерватории. В 1938 году вместе с будущим мужем (директором библиотеки Московской Консерватории) она была приглашена на работу в Архив Музея Чайковского в Клину (вблизи от Москвы) в рамках подготовки к столетнему юбилею композитора. Столетие со дня рождения Чайковского власти планировали  отметить  в 1940 году.

Так вот, около  двух лет  Шура Шнеерсон  работала с письмами и другими архивными материалами. Письма Чайковского к  баронессе Надежде фон Мекк были уже  тогда опубликованы, возбудив сильный интерес к личной жизни Чайковского. Редактор этого сборника Владимир Жданов первый публично поднял вопрос о гомосексуальности Чайковского, но,  по мнению Орловой,  «он сделал это в резкой форме». Жданов, по мнению Орловой, не сумел объяснить, как глубоко Чайковский страдал от  своей «болезни»,  от которой пытался избавиться.

Чайковский не умер от холеры,  он покончил самоубийством, но почему он покончил самоубийством? Надо   было найти конкретное  объяснение.  Шура Шнеерсон глаголет:  "Я изучила день за днем его жизнь с момента премьеры шестой симфонии (28 октября 1893 года) и за многие годы мне удалось выяснить, почему он предпринял такой отчаянный шаг. Я знала, что вечером 31 октября Чайковский отправился в театр, но вот где он провел весь день, я не знала". "Чисто случайно и совсем по другому поводу в 1966 году мне пришлось обратиться за консультацией к куратору секции нумизматики Русского Музея (Ленинград) Александру [Александровичу] Войтову. Оказалось, что он был студентом последнего выпуска Училища Правоведения (класс 1914 года) и посвятил свою жизнь изучению истории своей альма-матер. А.А.Войтов обладал прекрасной библиотекой по истории училища и владел полной информацией о его учениках".

«Когда мы встретились, разговор, естественно, зашёл о Чайковском. Я сказала, что много лет пытаюсь получить информацию о последних днях его жизни, о том, что мне известно о самоубийстве, но меня интересует один конкретный день. Оказалось, что А.Войтов может мне помочь, и посвятил меня в следующую историю. В студенческие годы он проводил свое свободное время в Царском селе (ныне Пушкин) в кругу своей семьи. Зачастую там бывала Елизавета Карловна Якоби (то ли близкий друг, то ли дальняя родственница), вдова  прокурора Якоби, умершего в 1902 году. В 1913 году, за год до окончания Войтовым училища, Россия широко отмечала 20-ую годовщину смерти Чайковского. Опять вспыхнули споры о его самоубийстве.

– Екатерина Карловна – сообщил Войтов Шуре (Шнеерсон (Орловой), – под великим секретом рассказала мне историю, которая давно мучила её. Она сказала, что именно теперь решила открыться мне, так как она стара и чувствует, что не имеет права унести в могилу важную и страшную тайну. «Ты, – сказала она, – интересуешься историей Училища правоведения и судьбой его воспитанников, и потому должен знать правду. А тем более, такую печальную страницу из истории твоего училища».

По видимому Чайковский оказывал слишком большое внимание племяннику  графа Стенбока-Фермора.  Тот был симпатичным  юношей, и Чайковский положил на него глаз. Что было между ними - осталось неизвестным, известно лишь, что  граф написал жалобу царю и подал еёе Главному Прокурору Сената (нечто подобное должности помощника Генерального Прокурора) - Николаю Борисовичу Якоби, соученику Чайковского по  Училищу Правоведения. Якобы не мог скрыть официальную жалобу от царя.  Но публичная огласка инцидента могла повлечь поражение в гражданских правах, ссылку в Сибирь, или того хуже. Всю свою жизнь Чайковский прожил под страхом, что люди узнают его тайну. Ничего не могло быть для него страшнее разоблачения. "Не то, чтоб люди об этом совсем не знали. Знали, но не придавали большого значения. Скорее всего, Чайковскому прощали все. Однако это судебное разбирательство могло вылиться в очень уж большой скандал, и не только для России. Ведь Чайковский был не только гордостью русской музыки, но и самым популярным композитором мира". И позор падёт не только на Чайковского, но и на Училище Правоведения, на тех выпускников, которые стали влиятельными людьми в России.

«Чтобы избежать огласки и позора  для воспитанников училища, Якоби решил созвать "суд чести" из своих соучеников - все они были живы. Они встретились в кабинете на его квартире (г-жа Якоби сидела за рукоделием в соседней комнате). Присутствовал и сам Чайковский. "Суд чести" начался утром и продолжался весь день. Г-жа Якоби не могла слышать дословно, о чем шла речь, но до неё из соседней комнаты долетали крики, резкие, гневные и возбужденные голоса. По прошествии пяти часов Чайковский стрелой вылетел из кабинета бледный как простыня, поклонился ей и выскочил за дверь».

«Остальные продолжали совещаться еще некоторое время, то спокойно, то бурно. Когда все разошлись, Якоби рассказал жене о том, что произошло, и попросил никогда и никому не говорить об этом. Он окрестил это "приговором" и добавил, что приговорили Чайковского к смерти. Таким образом, это было в какой-то степени не самоубийство, а убийство. Чайковского осудили, причем самым ужасным образом. Он сам должен был лишить себя жизни. И сделать это так, чтобы никто не догадался".
 Высказавшись Шуре Шнеерсон, Войтов  вскоре умер в возрасте 74 лет.


"Еще один факт любопытен, о чем никогда не упоминал Модест Чайковский" - продолжает  Шура Шнеерсон, - "Василий Васильевич Бессель (музыкальный издатель и сокурсник Чайковского)  в своих мемуарах сообщает, что на следующий после «суда чести»  день Чайковского посетил Август Герке,   участник этого суда,   один  из директоров Русского Музыкального Общества.  Он  немного дружил с Чайковским.  По словам Бесселя, он приходил обсудить новую редакцию оперы "Опричник", но я  (Шура Шнеерсон) уверена, что Герке приходил вручить Чайковскому яд. Не мог Чайковский, так же как и его близкие, отправиться в аптеку сам. По-видимому, было условлено, что яд Чайковскому будет доставлен».
Утром 2 ноября  1893 Чайковский сказался больным, но  не подпускал к себе врачей вплоть до вечера. К этому времени уже можно было убедиться наверняка, что яд действует. "Четыре дня спустя Чайковский умер".


Шура Шнеерсон  сообщила  также, что она  посетила Клин незадолго до своей эмиграции. Ей хотелось освежить свою память, но она не получила  якобы даже доступа к документам (все еще сохранившимся), которые она когда-то изучала. Письма композитора к Модесту с интимными подробностями личной жизни были отправлены в спецхран,  Письма и рукописи Модеста Чайковского оказались так же недоступны. А некоторые документы, прямо свидетельствующие о самоубийстве композитора, оказались уничтожены. Шура Шнеерсон утверждает,  что в 30-е годы  она  сфотографировала многие из этих документов, но пленки были уничтожены во время войны вместе со всем ее личным архивом. Что касается письма д-ра Бертенсона (где он обьясняет Модесту как описывать признаки холеры для печати), то, по ее утверждению,  этого письма  больше не существует.

"Как странно", - говорит г-жа Орлова, - "столько людей знало правду - все родственники, враги, наконец, слуги, даже Александр  3  - им смерть великого русского композитора переживалась как личная трагедия. Царь узнал о суде чести слишком поздно и уже ничего не смог сделать. Кроме того, тот, кто знал истину, говорил так же: выйди правда наружу, события бы развивались по-другому. Как самоубийцу Чайковского не смогли бы отпевать в церкви и, тем более, воздвигнуть в его честь мемориал в Казанском соборе, похоронить с величайшими почестями. Пришлось бы захоронение производить в каком-либо уединенном месте. Поэтому было совершенно необходимо скрыть факт самоубийства. Что совершенно понятно для тех лет. Но почему сейчас, по прошествии долгого времени, эта информация должна оставаться тайной?"

=========

Отношение педерастов  к   Шуре Шнеерсон было  и есть двойственное.  Было и есть  восторженное отношение. Шура Шнеерсон   открыто высказалась   о  гомосексуализме Чайковского. Педерасты  перепечатывали  её статью,   разносили весть  о гомосексуализме  Чайковского  по России, по всему  Земному шару...  «Чайковский – наш!» - балаболят педерасты.  Но  они  были возмущены, что Шура Шнеерсон  ясно  и категорично написала:  "Не его вина, а его беда - патологическая извращенность. Это болезнь".   Им не нравится, что и  сам Чайковский называл   «свою склонность»   - ненормальностью, патологией, пороком.


Потом,  после  статьи Шуры Шнеерсон, не знаю, кто первый,  пустил слух, что Чайковскому  приказали отравиться  не мышьяком, а   сырой водой с холерными микробами. Поскольку в России в это время свирепствовала холера, то Чайковскому   достаточно было пить каждый день сырую воду.  Никто не подкопается, никто не узнает точно, что было самоубийство.
Откуда же вы,  господа-педерасты,  узнали, что Чайковский  сознательно отравился водой с холерными бактериями?  «Сказать всё можно. А ты, поди докажи!» (Менделеев)


(продолжение следует)

Comments

October 2017

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
Powered by LiveJournal.com