?

Log in

No account? Create an account

Анатолий Глазунов (Блокадник)

Планировал ли Сталин

взорвать Ленинград и Москву?  План «Д». 

 
 

Летом  1941 году по причине огромной стратегической ошибки Сталина,  руководства компартии (большевиков)  и генералов    на западе Советской империи   произошла   страшная КАТАСТРОФА.  Больше двух с половиной миллионов  солдат и офицеров попали в окружение и  сдались в плен. Сотни тысяч солдат и офицеров  немцы убили.  Огромная часть военной техники – уничтожена. Большая часть военной техники попала в руки немцев… Немцы быстро оккупировали  огромные территории СССР, быстро  широким фронтом  продвигались на восток…

Но если продолжать войну с немцами,  не капитулировать, не заключать очередной «похабный мир» с Германией, то что делать? 

Одна из частных задач на период отступления – сделать  оставленную территорию максимально непригодной для немцев.

27 июня 1941 года ЦК ВКП (б) и Совнарком (с ведома и согласия Сталина, разумеется)  приняли постановление «О порядке вывоза и размещения людских контингентов и ценного имущества».  В этом постановлении  на Военные Советы фронтов возлагалась ответственность за «приведение в полную негодность путем разрушения и сожжения всего ценного имущества» при невозможности его вывоза. Вполне естественно, что эта задача была возложена на органы государственной безопасности.  Именно  эти органы должны были проводить  «специальные мероприятия».

 Территории, которые будут оккупированы немцами, конечно, Сталин не планировал  сделать  абсолютно  «выжженной землей», «мёртвыми пространствами».  В идеале может и хотелось бы так сделать.  Но Красная Армия слишком быстро драпала.    Население  не успевало эвакуироваться,  не успевали выводить скот,  не успевали  везде даже золото и деньги  вывозить  из всех банков, не успевали  даже вывозить всё оборудование заводов и фабрик…  Но многое надо было уничтожить, чтобы не досталось врагу,  и многое уничтожалось…

1 июля 1941 года  нарком государственной безопасности СССР В.Н. Меркулов подписал Директиву № 168 «О задачах органов госбезопасности в условиях военного времени» В последнем пункте директивы работники органов НКГБ  были обязаны   «до последней минуты оставаться на своих боевых местах в городах и селах, борясь с врагом до последней капли крови. Эвакуироваться можно только с последними частями Красной армии, приняв предварительно необходимые меры к проверке, насколько тщательно уничтожено на занимаемой противником территории СССР народное достояние (фабрики, заводы, склады, электростанции и все, что может оказаться полезным врагу в его борьбе с советским народом), подготовив и полностью осуществив мероприятия, изложенные выше. Каждому чекисту надо твердо помнить, что в захваченных врагом районах необходимо создавать невыносимые условия для врага и всех его пособников, преследовать и уничтожать их на каждом шагу и срывать все их мероприятия».

5 июля 1941 года приказом НКВД СССР №00882 для выполнения специальных заданий была создана Особая группа при наркоме внутренних дел СССР. Её начальником был назначен майор госбезопасности П.А. Судоплатов. Главная задача Особой группы -  разведывательно-диверсионная деятельность в ближнем и дальнем тылу немецких войск.  В середине июля 1941 в Киеве была создана разведывательно-диверсионная резидентура НКВД СССР во главе с бывшим заместителем начальника 4 отделения 3 отдела Воронежского Управления НКВД лейтенантом госбезопасности В.М. Карташовым (псевдоним « Михайлов»). Позднее, за несколько дней до  ухода советских войск из Киева,  в городе  была создана и начала действовать резидентура НКВД Украины во главе с лейтенантом госбезопасности И.Д. Кудрей (псевдоним  «Максим»). 18 сентября в 3 часа ночи  в Киев вошли немецкие войска.  А через несколько дней, 24-26 сентября, на воздух взлетели центр города - Крещатик и прилегающие к нему улицы. «Материальный ущерб и жертвы среди мирных жителей были громадными».  В ответ, естественно,   от  жёсткого немецкого террора  пострадало  вновь  много мирных  киевских обывателей.

Понятно, что руководство компартии  Сталина долго скрывало  от народа правду о Больших  Взрывах в Киеве.  Многие годы историки и журналисты всё валили на немцев. Хотя  зачем немцам  было  уничтожать своих офицеров и генералов? Долгие годы  документы, раскрывающие подлинную историю событий 1941 года в Киеве, находились на хранении в Центральном архиве КГБ СССР. В частности, сотрудники НКВД СССР, оставленные на нелегальную работу в Киеве докладывали в Москву: «Крещатика нет. В конце Крещатика осталось несколько домов, все остальные взорваны... Большой взрыв был на углу Прорезной и Крещатика, где помещался магазин «Детский мир». Соболев говорил, что это работа их группы». Речь шла о группе, во главе которой стоял В.М. Карташов.

«Весной 1942 года службе безопасности Германии удалось раскрыть весь состав резидентуры «Максима». Все они были арестованы, а осенью 1942 года была разгромлена группа «Михайлова». Судьбы обеих резидентов сложились по-разному. И.Д. Кудря был расстрелян немцами в 1943 году, а в мае 1965 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза. В.М.Карташов был арестован 30 ноября 1945 года после возвращения в Москву. Он оказался жертвой амбициозной борьбы внутри послевоенного руководства органов госбезопасности. В.М.Карташов скончался во Владимирской тюрьме 19 ноября 1950 года, приговоренный Особым совещанием при МГБ СССР 8 апреля 1948 года к 25 годам лишения свободы»  

В августе 1941 года осложнилась обстановка  и  под Ленинградом. 26 августа в Ленинград прибыли уполномоченные Государственного Комитета Обороны В.М.Молотов, Г.М.Маленков, Н.Г.Кузнецов, А.Н.Косыгин, Н.Н. Воронов, П.П. Жигарев «для рассмотрения всех вопросов обороны Ленинграда и эвакуации предприятий и населения Ленинграда».  Комиссия приняла ряд решений,  но большая часть  их так и осталась на бумаге.   Немцы уж слишком быстро наступали.  Местное руководство было сбито с толку  и тем обстоятельством, что большинство решений Комиссии были взаимоисключающими.  Но всё же были  поставлены  три  главные  задачи.  Это оптимизация органов военного управления, дальнейшая эвакуация предприятий и населения и  обеспечение войск фронта и населения города боеприпасами и продовольствием.

Однако стабилизировать положение не удалось.  Остановить немцев не получалось. С каждым  днём  положение  города  ухудшалось. Тогда, 4 сентября, по прямому указанию Сталина, бывший командующий Ленинградским фронтом М.М. Попов был снят с должности начальника штаба фронта, как «не внушающий доверия» в военном и политическом отношении». «Очевидно, Сталин потерял уверенность в способности войск и сил флота отстоять Ленинград». В течение недели войсками командовал К.Е.Ворошилов, отдавший приказ «Ковать пики и ножи. Готовиться к уличным боям».  Но немцы давили,  и ни  Ворошилов, ни Сталин не были уже уверены, что город получится отстоять. Поэтому  были приняты и соответствующие  меры.  Началось формирование  нелегальных резидентур НКВД и подполья, которые должны  были продолжать борьбу   с  немцами в Ленинграде после того, как немцы захватят город.  Готовились  планы специальных мероприятий  в отношении промышленных предприятий и учреждений, зданий и сооружений, по кораблям и судам Балтийского флота на случай  отхода из Ленинграда. «На плане специальных мероприятий   стоял гриф «Д»,  означающий диверсионный характер специальных мероприятий».

После 1991 появилось много статей, где  историки-вруны  и журналисты-вруны  писали, что Ворошилов  стал минировать город, что Сталину это не понравилось, что он заменил Ворошилова на Жукова, что Жуков  приказал разминировать  Ленинград и организовал надежную оборону…  После 1991 появилось также много статей, где  авторы   писали о том, что Сталин и Берия планировали взорвать Ленинград. Что был составлен  страшный «План «Д». Писали,  что  буква «Д» на этом плане  - это первая буква от слова «ДНО». После  Большого Взрыва    руины и целые  здания  и почти три миллиона жителей города Ленинграда   затопили бы  воды  Финского залива.  А потом Сталин, естественно, свалил бы уничтожение Ленинграда на немцев. Но документов и фактов в пользу своей версии  вруны, конечно,  не приводили.

Ныне много уже стало ясно, так как в  ФСБ победили те работники, которые полагали, что  скрывать дальше правду  от народа вредно.  Многие  документы  на эту тему были рассекречены. Вышел в 2008 первый том  книги под названием  «План Д».

«Документы и факты свидетельствуют,  - пишет историк Старков, - что в действительности дело обстояло так. 10 сентября в Ленинград прибыл новый командующий фронтом Г.К.Жуков. Он имел намерение  отстоять Ленинград и принял ряд решительных мер, действительно остановивших продвижение немецких войск. Но  вслед за ним 13 сентября в город с особой миссией прибыл заместитель наркома Внутренних дел В.Н. Меркулов. С мандатом ГКО (Государственного Комитета Обороны) № 670 на проведение подготовительных  специальных мероприятий на случай сдачи Ленинграда. В мандате говорилось, что он, Меркулов,  «является Уполномоченным Государственного Комитета Обороны по специальным делам. Тов. Меркулову поручается совместно с членом Военного Совета Ленинградского фронта тов. Кузнецовым тщательно проверить дело подготовки взрыва и уничтожения предприятий, важных сооружений и мостов в Ленинграде на случай вынужденного отхода наших войск из Ленинградского района. Военный Совет Ленинградского фронта, а также партийные и советские работники Ленинграда обязаны оказывать Т. Меркулову В.Н. всяческую помощь».

«Согласно плану специальных мероприятий при каждом райкоме ВКП(б) Ленинграда создавались тройки в составе первого секретаря райкома партии, начальника Районного отдела НКВД и представителя инженерных частей РККА по назначению Военного Совета фронта. Эти тройки определяли перечень находившихся на территории района предприятий, которые необходимо было вывести из строя в случае  захвата города немцами. На каждом крупном предприятии создавались свои тройки, в составе директора, секретаря партийного комитета и начальника секретного отдела. Именно  они определяли объекты, которые подлежали выводу из строя в первую очередь. В плане определялся объем взрывчатки, именной список ответственных работников, расчет времени и способы оповещения исполнителей о начале действий».

«Общее руководство спецмероприятиями возлагалось на секретаря горкома ВКП(б) А.А.Кузнецова и начальника УНКВД ЛО   П.Н. Кубаткина».

«Распоряжение о начале специальных мероприятий  должен был дать  Военный совет фронта. Райотделы  НКВД должны были контролировать процесс выведения предприятий из строя в соответствующих районах. В общей сложности к началу октября  1941 года намечалось вывести из строя 380 предприятий города.  Были намечены  250  наиболее важных  предприятий, которые надлежало уничтожить в первую очередь.

Составлен был отдельный план уничтожения и  Краснознаменного Балтийского  флота.  6 сентября  1941 заместитель наркома ВМФ адмирал Исаков подписал  этот  план.  Все корабли военного флота, торговые, промышленные и технические суда подлежали уничтожению  путем взрыва и затопления в акваториях Финского залива и реки Невы.  Специалисты из НКВД  должны были начать  уничтожение флота  после сигнала Главного Командования под названием «Хризантема». Нарком ВМФ Н.Г.Кузнецов и начальник Генерального Штаба маршал Б.М.Шапошников направили соответствующее распоряжение на подпись Сталину.  Сталин  подписал его.

Одновременно с этими планами  был подготовлен и план по  уничтожению мостов в Ленинграде. Взрывать должны  были специалисты из  саперных и  инженерных  частей  по указанию Военного Совета фронта.

«План был подготовлен А.В.Кузнецовым и В.Н.Меркуловым и утвержден Военным Советом Ленинградского фронта 15 сентября 1941 года».

 

Соответствующий план  специальных мероприятий  был подготовлен и  по Москве.  Сталин, хотя и оставался в городе, но не был уверен, что  Москву получится отстоять.  «В Москве  в 1941 запланировали  уничтожить  1119 предприятий. Из них 412 предполагалось уничтожить путем подрыва, а остальные путем механической порчи и поджогов. Все организационные вопросы по подготовке специальных мероприятий возлагались на специальную комиссию в составе заместителя наркома внутренних дел Серова, секретаря МГК ВКП(б) Попова, секретаря МК Б.Н. Черноусова, начальника УНКВД Журавлева, начальника Главного военно-инженерного управления наркомата обороны Л.З.Котляра. 15 октября 1941 года постановлением Государственного Комитета Обороны «Об эвакуации столицы СССР г. Москвы». говорилось, что «в случае появления войск противника у ворот Москвы поручить НКВД - т.Берия и т.Щербакову произвести взрыв предприятий, складов и учреждений, которые нельзя эвакуировать, также всё электрооборудование метро (исключая водопровод и канализацию)»

«Почти год спустя, когда угроза захвата Ленинграда исчезла, «План Д» и план потопления кораблей стали расценивать как следствие паникёрских настроений».  Нашлись «чистильщики», которые  попытались  скрыть участие Сталина и  ЦК компартии  в намерении взорвать Ленинград и Москву.  «Наркома Военно-морского флота Н.Г.Кузнецова   от репрессий спасла, писал историк Старков, -  хранимая им телеграмма за подписью Сталина. Паникёрство было вменено в вину бывшему руководству Ленинграда Попкову, Капустину, Кузнецову и другим осужденным по «Ленинградскому делу».

 (В данном очерке  использованы  факты, даже фрагменты  из  статьи  доктора исторических наук, члена  Общества изучения истории отечественных спецслужб   Б. А. Старкова «План «Д»: вымыслы и действительность. Специальные мероприятия органов госбезопасности в годы Великой Отечественной войны», помещённой  17 июня 2008 года на сайте   http://www.chekist.ru/article/2219  


Меркулов Всеволод Николаевич.  В период 1941—1943 гг. — первый заместитель наркома внутренних дел — начальник  Главного управления государственной безопасности (ГУГБ), комиссар государственной безопасности 1-го ранга

13 сентября  1941 года  прибыл в Петербург (Ленинград)  с особой миссией, с  мандатом Государственного Комитета Обороны № 670 на проведение подготовительных  специальных мероприятий на случай сдачи.  Речь идет об уничтожении  большой части Петербурга (Ленинграда).

 

Как нам ныне надо относиться  к плану «Д»?  Прежде всего -  не торопиться тявкать на Сталина за этот план.  Не надо  обелять Сталина, но не надо и тявкать.   Сталин совершил  вместе с руководством партии и генералами огромную стратегическую ошибку. Результат этой стратегической ошибки -  СТРАШНАЯ КАТАСТРОФА для русского и других коренных народов России.  Блокада Петербурга (Ленинграда) – тоже следствие этой стратегической ошибки Сталина и его генералов. Но с планом уничтожить  важную часть  Петербурга (Ленинграда) и Москвы – всё сложнее.   Здесь ещё надо разбираться.

 В 90-е годы писатель Астафьев заявил, что  Петербург (Ленинград) надо было из «гуманных соображений», ради спасения жителей   сдать немцам.  Вот французы сдали Париж и в результате сохранили и город, и население. Астафьев неплохой писатель, но очень беспомощный  аналитик.   Астафьев не  владел информацией о планах Гитлера в отношении Ленинграда.  Гитлер не собирался  уничтожать Париж, но Гитлер планировал уничтожить Петербург (Ленинград).  На территории Третьего Рейха (Германской империи), которая должна была простираться до Урала, в германском «жизненном пространстве»  такой крупный духовный и промышленный  центр русских как Петербург (Ленинград) был не только не нужен, но был вреден.   Поэтому сдача Петербурга (Ленинграда) не только  посрамление русского народа, но и создание благоприятных  условий для  полного  уничтожения этого  великого города русских.  Самое лучшее, по понятиям Гитлера,  для развития немецкого народа, если бы на месте Петербурга  (Ленинграда) была равнина, болото, лес или водное пространство.

Сталин  пытался, конечно,   сохранить  Петербург (Ленинград).  Увы,  и здесь  со своими генералами  Сталин  сделал  много  грубых ошибок.   Сталин со своими генералами сгубил   в Ленинградской и Новгородской области  много  русских солдат и офицеров, которых при более разумных действиях, можно было сберечь.   Но что делать? Не было тогда во власти более  одаренной фигуры, чем Сталин,  и не было  в высшем командовании более одарённых генералов.

Сталин  не желал отдавать немцам Петербург (Ленинград), но Сталин (это надо признать) не был уверен, что  хватит ума и сил город отстоять. Это надо признать, хотя  поклонникам Сталина это трудно признать. И Сталин  и руководство госбезопасности  часть сил по этой причине  направило на подготовку уничтожения  важной части Петербурга (Ленинграда).  Нельзя же было оставить, например,  немцам Кировский завод, чтобы  немцы начали выпускать танки…    Вывезти можно было десятки военных специалистов, но вывезти оборудование  и десятки тысяч работников военных заводов при блокаде города – было невозможно. Из Москвы ещё вывозить и эвакуироваться  было возможно, из Петербурга (Ленинграда) нет.

Чтобы сделать оценку плана «Д»  (что военная необходимость, а что дурость), надо  иметь полный перечень тех объектов, которые   по плану «Д»  подлежали уничтожению.  Их в плане «Д» - 380. 

 


Comments

October 2017

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
Powered by LiveJournal.com